Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пресс-конференция губернатора: главные заявления из библиотеки Белинского

×
Разговор на Малине 25 декабря 2013 в 22:18
Проблемы с видео?
В материале:

Куйвашев Евгений, Савин Ярослав

Эксперты в экономике и политтехнологиях Ярослав Савин и Александр Белоусов анализируют итоговую пресс-конференцию губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева.


Екатерина Дегай: Ярослав, Александр, здравствуйте.

Ярослав Савин: Здравствуйте.

Александр Белоусов: Здравствуйте.

ЕД: Первые вопросы на пресс-конференции Евгения Куйвашева были про ЭКСПО-2020 и ЭКСПО-2025, на которое мы, возможно, будем претендовать. 


В этом ответе есть два важных момента: во-первых, объекты, которые планировалось построить, построят, а во-вторых, есть возможность снова участвовать в гонке на ЭКСПО-2025. Евгений Куйвашев высказался об этом достаточно осторожно: если поддержит федерация, то, может быть, будем участвовать. Как вы думаете, насколько реалистичны наши шансы в этот раз?

ЯС: Пиара Свердловской области точно не хватает. Отработка нашей заявки на ЭКСПО-2020 была неплохим пиаром, потому что о Екатеринбурге знают только то, что тут убили царя и где-то есть белые медведи, и больше ничего. 

Другое дело, чего мы сами хотим от ЭКСПО. Например, для европейцев это больше пиар и использование имеющейся инфраструктуры. Если мы говорим об Азии, здесь особенных успехов добились корейцы, они на этом научились ещё и зарабатывать. У них страна помогает конкретному городу, локомотивом затаскивает его на мероприятие, ну а дальше дело производителей показать во всей красе всё, что есть. 

Мы чего хотим, только пиара? Если только пиара, то это несильно дешёвое удовольствие. И кроме того, если мы делаем какие-то рывки, это касается и всего блока экономических вопросов, о которых говорил губернатор, то шансы на успех у нас есть только тогда, когда мы, что называется, одним выстрелом делаем два трупа, когда мы имеем не только одну цель, но и вторую, третью, четвёртую, пятую. Ну хотя бы две. Вопрос в том, сможем ли мы заработать на этом. Конечно, желание участвовать в ЭКСПО-2025, на мой взгляд, похвальное. Но есть план вообще? 

ЕД: Что вы думаете, Александр?

АБ: Здесь, конечно, ключевой вопрос в том, имеется ли федеральная поддержка у этого проекта. Насколько я могу судить, за время подготовки ЭКСПО-2020 у руководства области сложились достаточно хорошие конструктивные отношения с людьми, которые на федеральном уровне лоббируют такие проекты. Как я понимаю, это люди, связанные с медведевским крылом, часть его помощников, например, Дворкович. Просто так такие заявления сейчас, я думаю, не стали бы озвучиваться. 

ЕД: На этой пресс-конференции был достаточно большой блок экономических вопросов. Наконец-то в повестке и в лексиконе представителей власти появилось слово «кризис». 

Будет ли в нашей области кризис? 

ЯС: Я слово «кризис» не люблю. Если отрицательный рост экономики или замедление её темпов каждый раз называть кризисом, какой вообще в этом смысл? Что касается Свердловской области — да, конечно, мы привязаны к металлургии…

ЕД: Губернатор даже сказал, что кроме НТМК сейчас все металлурги работают в ноль. Он говорил, что есть понимание, как нужно действовать, что нужно активнее развивать машиностроение, и назвал несколько отраслей, которые в этот год не упали, а подросли: фармацевтика, it-индустрия, машиностроение, сельское хозяйство и лесная промышленность. 

ЯС: Если посмотреть на страну в целом, то машиностроение упало. И рост есть не в машиностроении итого, а в отдельных сегментах, в основном за счёт как раз нашего производителя локомотивов. Если говорить о машиностроителях вообще, то реальный рост есть только там, где производится всё, что идёт на потребление населения. 

Что касается роста именно в Свердловской области, то надо посмотреть, за счёт чего он обеспечен. По моей информации, он обеспечен за счёт снижения рентабельности. Это из серии «мы напродавались и наработались, но никто ничего не заработал». На самом деле все наши машиностроительные гиганты сгенерировали классные убытки, которые исчисляются в миллиардах. 

ЕД: Моя коллега Ольга Чебыкина присутствовала на этой пресс-конференции и задала вопрос про конкретные показатели, которыми можно измерить успешность или неуспешность года. Ответа от губернатора мы не получили, он просто сказал, что все хорошо поработали. Но такие показатели ведь существуют?

ЯС: Есть официальные показатели, которые были утверждены правительством Российской Федерации ещё в начале 2013 года, по весне. О них губернатор почему-то ничего не сказал. Кроме того, наша дорожная карта на 2014 год сделана строго по показателям. Вопрос в другом: если внимательно посмотреть эти показатели, то складывается ощущение, что упор делается только на те вещи, за которые с нас спросят там (показывает наверх). 

Вообще, из обсуждений выпал средний бизнес, концентрация только на крупном бизнесе. Да, я, наверное, согласен, здорово наших металлургов поддержать тем, что создать потребителей их продукции прямо здесь же. Но совсем классно было бы, если бы один выстрел — два трупа. Чем больше звеньев добавленной стоимость будет на территории Свердловской области, тем лучше. Тем же строителям локомотивов нужна продукция наших металлургов. Но крупное производство живёт как раз на прослойке среднего бизнеса. Всё, что они используют в своей продукции, когда-то было сделано бизнесом более маленького масштаба. Соответственно, чтобы наши производители формата малого и среднего бизнеса могли участвовать в тендерах и аукционах, они должны быть конкурентны по цене. А для этого нужно создавать условия, которые позволяют управлять издержками, не только налоговые льготы, но и другие.

Ничего не прозвучало о литейном производстве. У нас есть огромный блок литейного производства, про которое говорят, что оно в кризисе, оно не перевооружается. Перевооружение — это хорошо, но если денег нет, перевооружаться не на что. Сейчас у нас некоторые литейные производства работают исключительно в третью смену, потому что дневные тарифы на электроэнергию сумасшедшие. Наверное, существенное значение имеет игра в правильную тарификацию и быстрое техподключение 

Кроме того, в нашей дорожной карте есть участие в целевых рейтингах. В прошлом году мы поучаствовали минимум в 13 рейтингах. Ну, понятно, что в «Деловом квартале» мы в первых рядах. А если мы посмотрим рейтинг Forbes, то там нас опустили на 20 пунктов по сравнению с предыдущим годом. У нас нет классных позиций, мы нигде не первые по самым важным экономическим показателям — это вложения в основные фонды, производство товаров на душу населения. 

АБ: Почему-то мы не услышали от губернатора, есть ли у нас возможность надеяться на поддержку федерального центра. Это тоже один из способов преодоления кризиса — получить какие-то заказы, прямое финансирование. Фонд благосостояния для этого и создан.

ЯС: И он уже пилится. Хорошенько пилится.

ЕД: Хочется поучаствовать? 

ЯС: Очень хочется поучаствовать в распиле Фонда национального благосостояния, несомненно. Если уж пилят, надо брать. 

Больше всего смущает, что основной ориентир делается на некие внешние инвестиции. Но инвестор — это ведь не просто мужик в телогрейке и с деньгами. Это человек с лейкой. Но человек с лейкой удобрений не ходит в пустыню, где ничего не растёт. Он должен увидеть, что здесь вообще что-то растёт, есть потенциал для роста. Поэтому я акцентирую внимание на том, что есть средства стимулирования, не требующие расходов из бюджета, а о них говорится очень мало. Если проанализировать нашу дорожную карту, которая расписана строго по пунктам целевых показателей, то об этом вообще ничего нет.

ЕД: Ещё сегодня прозвучала тема деофшоризации и демосквизации, такие термины были использованы.


Хочется понять, сколько активов у наших компаний находится в офшорах и Москве. Можно ли хотя бы примерно прикинуть объём денег, который область из-за этого теряет? И можно ли кабинетными разговорами решать этот вопрос?

ЯС: В основе решения любой проблемы всегда лежит вопрос мотивации. Соответственно, если речь идёт о мотивации и использовании иностранных компаний, офшорных, условно офшорных или тех, что находятся в низконалоговых юрисдикциях, надо понимать, что цели у разных блоков разные. 

Если мы говорим о крупном бизнесе, я не очень понял, при чём тут торговля через офшоры. Обычно крупный бизнес строит холдинговую структуру, замыкая её на компанию, которая зарегистрирована вне пределов Российской Федерации. Это касается не только компаний, которые объясняют это тем, что они котируются на биржах. Это касается и компаний, нигде не котирующихся. Иногда доходит до парадоксальных вещей, когда Русгидро с участием государства заявляет, что они готовы выйти из офшоров. Это вообще странные вещи. 

Есть примеры крупного бизнеса, который работает в Свердловской области и у которого холдинговая структура замыкается на иностранных компаниях.

ЕД: Но губернатор не стал их называть, сказал, что это коммерческая тайна. 

ЯС: Да. Но они же все акционерные общества, и на их сайтах всё можно увидеть в открытом доступе, если захотеть.

ЕД: Какие, например?

ЯС: Сказано: коммерческая тайна. Не будем нарушать традиции. 

Для среднего бизнеса самая важная часть — это даже не столько налоговая оптимизация или вывод прибыли, а в первую очередь, защита бизнеса. У нас за последние несколько лет ничего не поменялось в лучшую или худшую сторону. Мы утратим арбитражный суд, и все вздрагивают от этого. Бизнес не рассчитывает на судебную защиту своих интересов.  А кроме того, бизнесмены, которые пришли в нашу область, говорят: «Да, у вас область специфическая, очень много решается в кабинетах». 

Напротив привлечения иностранных инвестиций в дорожной карте стоят прочерки. Региональные власти теперь ничем не связаны.

ЕД: То есть в официальной дорожной карте нет никаких требований?

ЯС: Даже в федеральной прочерки стоят. Поэтому руки у региональных властей ничем не связаны. Мы от этого не зависим. 

Сегодня многие показывают на Татарстан как на относительно успешный регион. У нас привлечённых иностранных инвестиций примерно в 10 раз больше, чем в Татарстане. А товаров, произведённых на душу населения, меньше чем в Татарстане. 

АБ: Очень многое регионы теряют от того, что фирмы, которые работают на территории региона, зарегистрированы в Москве. Но мы, кстати, в этом плане ещё не больше всех пострадали. Больше всех пострадала в своё время Омская область, когда «Газпром» купил у Абрамовича «Сибнефть». Крупный нефтеперерабатывающий завод перевели в Санкт-Петербург, и в областном бюджете Омской области получилась дыра порядка 40%. 

Стремление на централизацию ресурсов совершенно очевидно, и иногда это доходит до абсурда. Ресурсы бывают разные. Это и денежные ресурсы, и имиджевые. Умер гениальный изобретатель автомата Калашников, и его решили хоронить не в Ижевске, на его родине, где он всю жизнь прожил, а в Москве, вы представляете? Это театр абсурда, когда централизуются не только деньги, а уже и покойников начинают централизовано свозить в Москву. Поскольку Калашников у нас не жил, это может показаться смешным, но если бы у нас был человек такого уровня, как он, и его бы решили похоронить не здесь, а по приказу из Москвы похоронили бы в Москве, я думаю, мы бы очень серьёзно возмутились этому обстоятельству. 

ЯС: Оказывается, Свердловская область заняла последнее место из 30 регионов в рейтинге Forbes по налоговому администрированию и эффективности и предпредпоследнее место по развитости рынка труда. У нас на одну вакансию приходится 1,59 резюме. Это самый низкий показатель в стране, несмотря на то, что у нас очень много вузов. 

ЕД: На этой пресс-конференции было много вопросов о политике. Один касался переизбрания губернатора и звучал он так: на этот пост называется много кандидатов, в том числе звучит имя Сергея Носова, на что губернатор сказал, что его утвердили на пять лет, ближайшие пять лет он будет работать, никакой другой информации у него нет, и комментировать это невозможно. Тем не менее, когда был задан следующий вопрос, про муниципалитеты и взаимоотношения с ними, губернатор не смог не высказаться по поводу Носова.


Во-первых, губернатор сказал: «Я сам его пригласил», чтобы всем дать понять, кто здесь решает. А во-вторых, было такое ощущение, что это звучало в противовес Ройзману: вот эффективный хозяйственник, человек, который простраивает нормальные отношения с областью области и муниципалитета конкретного, поэтому есть результат. 

АБ: Давайте начнём с последнего. Вообще, конечно, его фраза о том, что поддержка губернатора может влиять на развитие того или иного муниципалитета, звучала достаточно жёстко. На самом деле мы все понимаем, что это на самом деле так, но некоторые вещи лучше вслух не произносить. Не уверен, что для губернатора открытое озвучивание такой позиции было плюсом, потому что все понимают, что речь идёт о Екатеринбурге. Но Екатеринбург это не только несколько политических фигур, это ещё и полтора миллиона горожан, будущих избирателей, в том числе губернатора. И не каждый из горожан вот эти слова может понять правильно.

ЕД: Нужно отдать должное, что он несколько раз говорил в течение этой пресс-конференции, что, безусловно, мнение людей в том или ином населённом пункте должно быть учтено обязательно по всем вопросам, всё, что касается муниципальной реформы. Это произносилось губернатором многократно. То высказывание, которое мы вынули из контекста, нужно сказать, что эта жёсткая риторика не так часто и много звучала. 

АБ: По поводу Носова. Конечно, приглашение Носова, которого все считали потенциальным кандидатом на губернаторское кресло. Напомним, что он был вынужден уехать из Свердловской области, потому что Россель буквально выдавил его отсюда, он сделал всё, чтобы такой политической фигуры в Свердловской области не было. Поэтому когда Куйвашев пригласил Носова обратно в Нижний Тагил, это, конечно, был очень сильный политический шаг, который очень прибавил ему очков, который показал, что Куйвашев не боится никакой внутренней конкуренции. Это был достаточно сильный шаг. Что касается Носова…

ЕД: Есть ли у него губернаторские амбиции?

АБ: Это знает только он. Здесь важно вот что понимать: Носов сейчас не должен показывать свои губернаторские амбиции, иначе ему придётся, как и в прошлый раз, снова уехать из Свердловской области. Я думаю, его стратегия будет заключаться в следующем: до выборов губернатора ещё достаточно длительный срок. Он все эти свои амбиции спрячет подальше и будет ждать, как будет развиваться ситуация с действующим губернатором. Если у него будут продолжаться конфликты с городом и если случится так, что они не будут его усиливать, а будут наоборот ослаблять, тогда у него появляется перспектива, что ставку сделают на него. Есть ещё один вариант развития событий: Куйвашев может получить назначение в федеральный центр. Поэтому пока он не будет демонстрировать своих губернаторских амбиций, шанс у него есть.

ЕД: Особенность этой пресс-конференции была в том, что имя Ройзмана не было названо ни разу ни губернатором, ни одним из журналистов, хотя был момент, когда показалось, что одно из высказываний губернатора адресовано именно ему.

АБ: Здесь надо различать. Он о каких мэрах говорил? Если о мэрах Свердловской области вообще, то всё правильно: мэр должен заниматься коммунальным хозяйством. А если это не сити-менеджер и не глава администрации, а глава города, то у него просто по уставу есть перечень полномочий, и он несколько сужен.

ЕД: Ну, это уже наши домыслы.

ЯС: Тем не менее, глава города занимается хозяйством и ещё он должен быть доступен для горожан в решении их проблем.

ЕД: На этой пресс-конференции прозвучала тема отставок и назначений. Было упомянуто недавнее назначение главой администрации губернатора Сергея Пересторонина, а также прозвучал вопрос про пять министров, у которых заканчиваются контракты. Сейчас непонятно, будут ли назначены новые лица или все сохранят свои посты. Как думаете, Александр?

АБ: Я не берусь говорить про министров. Что касается назначений в администрации губернатора, то они достаточно серьёзны. С Сергеем Пересторониным я лично сталкивался по своей работе. Он серьёзный, сильный администратор.

ЕД: Есть ощущение, что это достаточно жёсткий человек.

АБ: Да, это так. У нас кризисный год, будет много проблем с муниципалитетами, и всё это требует жёсткого и серьёзного управления. Плюс он связан с силовыми структурами, и это тоже достаточно важно. У действующего губернатора хорошо налажены контакты на этом уровне, и Пересторонин тоже будет помогать поддерживать эти контакты. И это было не единственное назначение. Заместителем главы администрации стал тоже достаточно известный человек, Вадим Дубичев. Может получиться очень хороший тандем сильного администратора и талантливого креатора, который будет формировать политическую повестку в области. Будет очень интересно посмотреть, как они вместе будут работать в 2014 году. 

ЕД: Давайте заканчивать и подводить общий итог пресс-конференции. 

ЯС: Любые изменения — вот сейчас они произошли в команде губернатора — это здорово. Но всё упирается в доверие к главному лицу. Сегодня губернатор в своей речи очень часто говорил: «Поверьте мне, поверьте мне». Акцентируя на этом внимание, доверия не добиваются.

И ещё один ключевой момент: он признался, что в личной жизни у него произошло существенное изменение, он прописался в Екатеринбурге. Так вот прежде чем говорить о возможности реализовывать разные программы, в том числе и ЭКСПО-2025, надо ответить на один вопрос: а губернатор через пять, десять лет своё будущее где видит? Это будущее связано с этим регионом? Жизнь показывает, что наибольших успехов добиваются те регионы, где представители органов власти, лица, которые принимают решения, своих внуков мысленно видят в этом регионе, а не в каком-то другом. 

АБ: От пресс-конференции осталось очень хорошее впечатление. Губернатор всегда был достаточно публичным. Ещё до того, как стать губернатором, он встречался с журналистами и широкой общественностью. В общем-то, это всегда производило хорошее впечатление.

Видно, как губернатор трансформируется. Тот губернатор, который был в начале своего назначения, и тот, что есть сейчас, это, можно сказать, два разных человека. Он стал, с одной стороны, более жёстким, но с другой стороны, более дипломатичным. Однако в его речи специалисты замечают некоторые огрешности, над которым можно работать и стоит работать.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^