Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -16°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -16°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -16°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

IT-итоги 2013 года: как рукопожатие Путина стало инвестицией для екатеринбургского стартапера

×
Разговор на Малине 24 декабря 2013 в 21:11
Проблемы с видео?
В материале:

Шароварин Евгений

IT-эксперты Евгений Шароварин и Даниил Силантьев называют стартап года, печаль года и перезагрузку года.

Смотрите также:

Дмитрий Калаев: «Ребята, сосредоточьтесь! У вас всего 10 лет, чтобы успеть что-то сделать в интернете»

Новости из Силиконовой долины от Дмитрия Калаева: «Я как будто снова попал в будущее»

Леонид Волков о своей эмиграции в Люксембург: «Эту грустное, но очевидное решение»

Основатель хакспейса Олег Евсегнеев: «К нам приходят лингвисты, которые никогда микросхему в руках не держали. А мы делаем так, что они всё понимают»

Олег Евсегнеев: «Хочется потрогать материю»

Борис Лепинских, Алексей Костарев и миллионы долларов в интернете: один их заработал, другой потерял


Ольга Чебыкина: Итак, наши эксперты уже в студии: Евгений Шароварин и Даниил Силантьев, люди, которые в представлении не нуждаются, особенно если мы говорим про it. Здравствуйте, друзья.

Евгений Шароварин: Здравствуйте.

Даниил Силантьев: Здравствуйте.

ОЧ: Давайте начнём подводить итоги года в it-сфере. На этой неделе очень приятно вести эфиры, потому что к нам приходят позитивные люди, которые с уверенностью смотрят в будущее.

ЕШ: С грустью в глазах смотрят в будущее.

ДС: IT-рынок — чемпион по позитиву, потому что если вдруг в стране случится кризис, большинство айтишных компаний увеличат темпы роста. Так что кризиса у нас все ждут с нетерпением. 

ОЧ: Ужасные, крамольные слова звучат сейчас из твоих уст.

ЕШ: Металлургам трудно уехать в Калифорнию, а айтишники легко это могут. Поэтому они легко относятся к жизни.

ОЧ: Если подводить итоги года, то он, наверное, был не так плох. Главное событие года будет в следующем году, но решение о нём было принято в этом. В 2014 году у нас пройдёт финал чемпионата мира по программированию. Объясните, почему это мегакрутяк?

ДС: Это крупнейший ивент, куда приезжают сотни и тысячи программистов со всего мира. Проводя финал чемпионата мира по программированию, мы не только встаём в один ряд с Петербургом, Варшавой, Нью-Йорком, Парижем или Шанхаем. Мы ещё и показываем, что мы способны провести чемпионат мирового уровня, что мы играем на равных с командами ведущих университетов мира. Команда УрФУ год за годом пробивается в финал, и в финале, который пройдёт в следующем году, наши ребята тоже будут выступать, и они претендуют на высокие призовые места, для них это привычная претензия. С точки зрения айтишного мира это главное событие.

ЕШ: Это крупнейшее событие, если посчитать иностранных участников, которые приедут в город. Такого в Екатеринбурге ещё никогда не было. 

ОЧ: В паблике не очень понятно, насколько это грандиозно.

ДС: Во время этого чемпионата Екатеринбург станет интеллектуальной столицей мира. Люди, которые в недалёком будущем будут представлять собой сливки программистского и айти-сообщества всего мира, соберутся на три-четыре дня в Екатеринбурге. В этот конкретный момент по совокупному интеллектуальному потенциалу мы будем превосходить Москву, Питер и, наверное, всю Силиконовую долину. С точки зрения имиджа Екатеринбурга в сфере высоких технологий ничего круче просто невозможно придумать. 

Мы всем показали: да, мы крутые, мы можем привлечь это событие, и, смотрите, оно для нас абсолютно естественно, мы плаваем как рыба в воде. У нас есть офлайновая инфраструктура, у нас есть ребята, которые вовлечены в это событие, есть целая экосистема, которая может следить за этим событием и восторгаться им, помогать, участвовать. И нет никаких негативных последствий: нет бюджетных затрат, событие деньги привлекает, а не тратит.

ОЧ: По ходу повествования у меня родилась идея закрыть границы города и не выпускать всю эту интеллектуальную элиту.

ЕШ: Это не надо показывать, иначе они не приедут.

ОЧ: А теперь давайте о плохом. Наши айтишники, реально, классные. И в этом году случилась печалька: произошёл отток звёзд. Дмитрий Калаев уехал, Леонид Волков, который стоял у истоков уральского айти-кластера, тоже уехал. Насколько велика эта потеря для отрасли? 

ЕШ: Это не потеря. Во-первых, они, слава богу, живы, здоровы и деятельны, занимаются тем, чем занимались. Айти-мир имеет форму глобуса.

ОЧ: Да, они, в принципе, где угодно могут находиться.

ЕШ: Да, тем более что Дима Калаев не перестал ходить по улицам нашего города. Я его лично видел совсем недавно. 

ФРИИФонд развития интернет-инициатив. Главная цель Фонда — создание инфраструктуры и условия для появления в России полноценной индустрии малого и среднего интернет-бизнеса. — это посевной фонд, который занимается инкубированием большого количества проектов, в том числе и из Екатеринбурга. Менеджментом этого дела занимаются наши люди, для которых Россия не заканчивается за пределами Москвы. Я считаю, что это для нас приобретение, а не потеря.

ДС: Я бы с Евгением не согласился на 100%, потому что и Дмитрий, и Леонид, когда были в Екатеринбурге, много времени посвящали общению с коллегами, развитию местных инициатив. Сейчас они по умолчанию столько времени посвящать этому не могут. Я тешу себя надеждой, что они оба рано или поздно вернутся в родные пенаты и сотворят ещё что-нибудь интересное. Но да, идёт постоянный отток кадров.

ОЧ: Отток кадров — это тенденция во всех отраслях, но это же объяснимо. Люди просто вырастают…

ЕШ: Да им, наверное, здесь просто холодно. А в Калифорнии тепло.

ДС: Это с одной стороны, а с другой стороны Екатеринбург как раз находится в хорошем равновесном состоянии. Мы теряем кадры, но мы и приобретаем умных людей из соседних городов, выращиваем новых, поэтому рынок живёт, бурлит, меняется, одни люди уходят, другие приходят. Это не Курган, где потеря — и всё, и не Москва, которая только забирает, растёт и пухнет. Мы находимся в хорошем состоянии, дай бог, его не потеряем.

ЕШ: Нет никакой великой фантазии в том, что столицей it-индустрии в России может стать Екатеринбург. Для того чтобы быть столицей it-индустрии, нужно, с одной стороны, быть городом большим и сложным, чтобы в нём было много всего, и Екатеринбург такой. С другой стороны, он не должен быть очень большим. Такого консолидированного it-сообщество, как в Екатеринбурге, нигде нет. Я много где был — его нигде нет. Это в частности связано с тем, что город небольшой. Мы можем созвониться, вечерком встретиться и какие-то вещи обсудить офлайн.

ДС: С точки зрения офлайна в Екатеринбурге в этом году произошло несколько важных вещей. У нас появился один из первых хакерспейсов в стране. По-моему, он третий, после Москвы и Питера. Это очень хорошая инициатива снизу. Люди организовали некую площадку, куда можно прийти, поделать роботов, попаять микросхемки.

И впервые в этом году в Екатеринбург зашли две международные технологические конференции: одна посвящённая языку программирования Python, другая — Cassandra. До сих пор в России таких конференций не проводилось.

И продолжает жить и развиваться FailConf, не имеющая аналогов конференция об ошибках в it-бизнесе.

Я несколько раз пытался представить конференцию об ошибках в строительном бизнесе. Бред же какой-то. В банковском бизнесе — ну, Борис Дьяконов туда может прийти и что-то рассказать, но он там будет один. А наше it-сообщество приходит и восемь часов кряду делится своими фейлами, провалами, неудачами и тем, какую пользу из этого можно извлечь.

ЕШ: IT-бизнес интересен тем, что в нём нет рецепта, как достичь успеха. Просто нет, и всё, потому что успех, взлёт — это чудо, и как взлететь, никто не знает. Даже если кто-то говорит, что знает, это не так. А ошибки — это уже практика.

ОЧ: Ещё одно ключевое событие года — область получила грант на строительство технопарка при УрФУ.

ДС: Да, мы его получили. Свердловской области не везло с грантами на технопарки, их строили в Казани, Новосибирске, прости господи, в Саратове, а нам не давали. Сейчас эти деньги вроде как должны были прийти.

ЕШ: Я считаю, что это очень нужно, потому что такие вещи, как технопарки, должны быть именно рядом с университетами. Этот симбиоз могут ждать великие вещи.

ОЧ: Не могу не поговорить про стартапы. Когда говорят про it-индустрию, первое слово, которое приходит на ум, — стартап.

ДС: Это уже почти ругательное слово в современном лексиконе.

ЕШ: Пришли стартаперы и всё съели (смеётся).

ДС: Да, чаще всего с ними так и бывает.

ОЧ: Но есть же несколько очень перспективных вещей.

ДС: Да. Владимир Путин принимал у себя целую делегацию стартаперов, и в составе этой делегации было, если я не ошибаюсь, четыре человека из Екатеринбурга. В частности, там был Максим Серебров, это владелец и основатель проекта «Эльпас». Проект занимается автоматизацией в сфере ЖКХ. В этом году президент Российской Федерации впервые пожал руку уральскому стартаперу. Это достижение всей нашей индустрии. Громкие продолжительные аплодисменты.

ЕШ: Да, Макс Серебров отметился этим фактом. Чем больше у нас больших айтишных компаний, тем лучше.

ДС: Пару месяцев назад именно Максим Серебров пожал руку президенту, и президент дал ряд соответствующих указаний некоторым ведомствам присмотреться к этому проекту.

ОЧ: Что ещё? Наверное, Банк24 с «Кнопкой»?

ДС: Да, Банк24 полгода назад страшно обижался, когда мы называли его it-компанией, а сейчас они вроде осознали себя в этом новом качестве и почувствовали весь кайф от того, что они уже не столько банк, сколько айтишники. Их проект, который был анонсирован в начале лета, «Кнопка.ком», показывает хорошую динамику, отлично развивается в Москве. А для нашего рынка важно, что он привлекает в город новых людей, новые знания, новые компетенции. Они активно сотрудничают со шведами, с англичанами, и весь этот опыт постепенно перетекает в Екатеринбург. 

Есть второй проект, это NODA, система автоматизации колл-центров, который сейчас активно выходит в Юго-Восточную Азию.  Это ещё один опыт для Екатеринбурга. До сих пор наши проекты никогда массово не выходили на зарубежные рынки. А NODA выходит, спотыкается, получает граблями по лбу, и этот опыт тоже приходит в Екатеринбург. Второму всегда будет легче. Главное, чтобы рынок жил, чтобы сообщество развивалось, чтобы больше опытных людей оставалось в Екатеринбурге и делали здесь добро. 

ЕШ: Люди остаются. Особенность it-рынка, когда человек вырастает из одной компании и переходит в другую или основывает другую компанию, как трагедию вообще никто не воспринимает. 

ОЧ: Давайте остановимся подробнее на персоне Алексея Костарева. В нашем городе он стал широко известен как человек, который потенциально потерял много миллионов долларов. И, как мы видим, это его не то что не убило — у него сейчас «Гифтоман». Почему вы верите в этот проект?

ЕШ: Я верю в Лёшу и в команду. IT — это история про то, что всё делается людьми. IT — это то, про что говорил в своё время Карл Маркс, когда утверждал, что в какой-то момент средства производства будут принадлежать пролетариату. Он оказался абсолютно прав, как показывает практика. У айтишников средств производства-то, кроме мозгов, особенно нет. 

Лёша очень хороший человек, классный предприниматель, умеющий сплачивать вокруг себя не менее классных людей, зажигать их, и, что самое главное, имеющий отрицательный опыт. Он умеет не падать или вставать после того, как упал. Это очень круто, это важнейшая функция для предпринимателя. Предприниматель, который говорит: «А, ничего не получилось, пойду работать в «Газпром» — это не наш человек. Наш человек — тот, кто умеет, проиграв первый раунд, пойти и выиграть второй. 

ОЧ: Сплошь позитивные итоги года получаются. Е96, компания Бориса Лепинских, получила едва ли не миллиард рублей инвестиций. Для it-компании, я так понимаю, это прецедент в нашей стране?

ДС: Нет, это прецедент для Екатеринбурга.

ЕШ: Это не рекордная инвестиция в рамках страны, но для Екатеринбурга — да.

ДС: И мы видим, как сильно изменился проект Е96 за последний год. Год назад он был первым среди равных, одним из двух-трёх. Сейчас это абсолютный региональный лидер с чётко обозначенными претензиями на федеральный уровень, или он уже даже выполнил эти претензии. Во-первых, появление екоммерс-проекта такого масштаб даёт новый ориентир всем, кто оказался ступенькой ниже. Они понимают, что можно и в Екатеринбурге вырастать в огромный федеральный проект. Это очень хорошо, потому что до сих пор таких прецедентов не было. А во-вторых, эти деньги, инвестиции, которые получил Е96, остаются в Екатеринбурге.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^