Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Игорь Мишин: «Интернет-телевидение — не банк, хотите гарантий — положите деньги на депозит. Все идеи будущего на первом этапе выглядят как сумасшествие»

×
Разговор на Малине 2 декабря 2013 в 18:23
Проблемы с видео?
В материале:

Мишин Игорь

Медиа-менеджер — о «ТЭФИ-регион», будущем телевидения и своих новых проектах.

Смотрите также:

Телеведущий Леонид Парфёнов: «Я не работаю на ТВ. Я индивидуальный предприниматель, у меня нет выходных, и я не высыпаюсь»

Заместитель генерального продюсера ТНТ Евгений Никишов: «Оригинальный российский сериал дешевле американского адаптированного на 15%»

Евгений Енин: «Общественное телевидение — это телевидение для пенсионеров»

Футуролог Сумитра Дутта: «А, вы интернет-телевидение? Тогда вам надо шире улыбаться, ведь это и есть будущее»

Не ТЭФИ: холдинг «Газпром-Медиа» создаёт телевизионную премию


Ольга Чебыкина: Игорь Николаевич, здравствуйте.

Игорь Мишин: Здравствуйте.

ОЧ: Я очень рада, что вы посетили нас в глуши забытого селенья. Какие у вас впечатления от города? 

ИМ: Город сильно изменился,  и в этой новости уже нет никакой новости. Это видят даже те, кто здесь живёт, а для людей, которые бывают здесь редко, это вообще грандиозные изменения. Если честно, я не очень уютно себя чувствую в новом Екатеринбурге. Когда я приезжаю, мне всё интересно, но для меня нет домашнего уюта. Я могу поехать к сёстрам на дачу или в офис «Четвёртого канала», это микрооазисы, в которых я ощущаю себя уютно, а на улицах города я ощущаю себя с большим интересом, как когда приезжаешь в любое новое место и смотришь: это работает, тут что-то открылось, здесь красиво, там построилось. Но несмотря на то, что я прожил в городе 42 года, у меня от него остаются впечатления не как о старом добром знакомом, который сделал операцию по омоложению, а как о новом месте. Но это хорошо. Значит, изменения действительно столь грандиозны, что даже на меня как на коренного жителя они производят очень сильное впечатление.

ОЧ: Ваш дом сейчас — Москва?

ИМ: Я бы так не сказал. Наверное, это временный дом.

ОЧ: Я прочитала ваше интервью нашим коллегам URA.Ru. Многие, кто часто бывает в Екатеринбурге или живут здесь, отмечают излишнюю политизированность. Это было и в вопросах моего коллеги Миши Вьюгина про конкурс «ТЭФИ-Регион», финал которого проходит в Екатеринбурге. 

ИМ: Я сегодня спокойно перечитал это интервью после публикации и понял, что я бы в нём ничего не поправлял, не добавил и не убавил. Там и вопросы, и ответы хорошие. 

Большая часть вопросов посвящена взаимоотношениям органов власти и средств массовой информации. Понятно, что сегодняшний медийный ландшафт Екатеринбурга и Свердловской области совсем другой, чем тот, который был даже лет семь назад. Анализировать, как он изменился и как власть повлияла на это, всегда любопытно, во всяком случае, для информационного агентства, которое так или иначе освещает политические и экономические новости региона. Это же не агентство развлечений. Рекомендую всем, кто не понимает, о чём идёт речь, зайти на URA.Ru и прочитать интервью, там много ответов на самые любопытные вопросы.

ОЧ: Мне показалось, или вы действительно очень рады, что вам в ваше время не приходилось плотно участвовать в отношениях с властью, когда вы были медиаменеджером в Екатеринбурге?

ИМ: Ещё как приходилось. Это было даже в прошлом веке, когда была совершенно другая историческая и политическая ситуация. В ней были свои сложности и ловушки, капканы и засады. Но когда ты в этом живёшь ежедневно, ты начинаешь понимать, как находить компромиссы. «Четвёрка» стала успешной именно благодаря тому, что была постоянная игра в определённые компромиссы. Можно процитировать Черчилля, который говорил, что у Великобритании нет постоянных врагов и постоянных друзей, а есть постоянные интересы. Я следовал этой формуле неукоснительно, пока жил и работал здесь, и она дала тот положительный результат, который был в своё время.

ОЧ: В интервью одному из местных глянцевых журналов вы говорили о своей аполитичности.

ИМ: Это немного вырвано из контекста. Аполитичность воспринимается на бытовом уровне так, будто человеку до фонаря, что происходит в родной стране или даже стороне. Я, скорее, был рад, чем не рад тому, что я вышел из информационного медийного бизнеса. Он как бизнес закончился лет шесть-семь назад в той модели, в которой он мне лично был интересен. Безусловно, кто-то продолжает жить, работать и развиваться и в нынешних условиях, но мне была интересна определённая модель, и когда мир и внешние обстоятельства стали сильно меняться, у меня пропал предпринимательский задор и интерес к новому формату существования. Если воспринимать аполитичность в таком контексте, то, наверное, да. 

Стало интересно позаниматься чистым развлечением, что тоже очень большой кусок медиа — уйти в продюсерство, в кино, что было определённым вызовом. Что-то получилось, а что-то нет, но это очень увлекательный процесс.

ОЧ: «ТЭФИ-Регион» проходит в 12 раз, прислано более 500 работ. Скажите, совсем смертушка пришла на ТВ или нет? Евгений Енин сегодня писал на фейсбуке, что к нему подошли корреспонденты и попросили прокомментировать, как всё плохо а ТВ, а он им ответил: «Я что-то пропустил, почему плохо?»

ИМ: Мне лично как предпринимателю телевидение с точки зрения региональных проектов уже давно не интересно. Телекомпании перестали что-либо стоить, это не объекты капитализации, нет роста стоимости, нет реальной конкурентной рыночной борьбы, в которой формировалась история многих региональных телекомпаний. Это не только в Свердловской области, такая ситуация во всей стране. Как бизнес это оказалось конечной историей, как и многие другие бизнесы, которые или совсем пропадают, или перерождаются в нечто новое. 

Для меня эта история была конечна, но она не конечна для журналистов, для зрителей, для редакционных коллективов. Более того, вот мы сейчас беседуем в рамках интернет-телевидения, это новая среда. Рано или поздно зрителю будет всё равно, что является источником сигнала, который формирует картинку на его мониторе, который, наверное, и телевизором сегодня трудно назвать. Все последние модели традиционных телевизоров — это агрегаторы контента, которые могут получать картинку из кабеля, напрямую со спутника, из интернета. Существует возможность программировать что-то вроде своего домашнего канала из разных источников — библиотек, архивов или онлайн-трансляций. Это новая среда, и для журналиста здесь много любопытных вещей и определённых вызовов для нового поколения.

ОЧ: Многие бизнесмены говорят, что интернет-телевидение — это интересно, но непонятно, как это работает и когда это действительно заработает как бизнес-модель.

ИМ: А кто в 90-м или 91-м году понимал, как будет работать телевидение и может ли оно стать бизнесом и обрести стоимость? В первые полгода подготовки к выходу в эфир «Четвёртого канала» я перезнакомился со всеми более-менее сильными на тот момент персонажами в городе, многих из которых уже никто и не помнит. Я всех убеждал, что есть такая история, это будущее, в это надо вкладываться, а на меня смотрели с удивлением и говорили: «У нас же есть две программы телевидения. Зачем ещё что-то?» 

Я думаю, что люди, которые сейчас инициируют телевизионные интернет-проекты, и инвесторы, которые в это вкладывают, вряд ли смогут гарантированно получить ответы на все вопросы. Кладите деньги под депозит в банк, там 10% годовых и никаких рисков, если только банк не разорится или лицензию не отзовут. Инвестору не столько важно вкладывать в саму модель, сколько видеть, кто перед ним сидит, и понимать, есть ли вера человеку, для чего он пришёл: развести на деньги? Или он реально горит идеей, у него есть страсть и определённый уровень профессионализма? 

Все идеи будущего на первоначальном этапе выглядят как сумасшедшие и не имеющие перспективы и конечного потребителя. Но рано или поздно что-то из этого выстреливает. Есть удачливые инвесторы, есть неудачливые. Но этим и славится бизнес, тут ничего нового и никаких рецептов.

ОЧ: С федеральной премией «ТЭФИ», мягко говоря, сложности. Наверняка вам часто приходится отвечать на нападки по поводу того, что раз федеральный проект схлопнулся, для регионального не осталось ориентира. Вы уже говорили, что региональное телевидение как бизнес-модель не работает, и это не может не сказаться на содержательной части: когда не нужно зарабатывать деньги, когда почти все каналы получают дотации либо от городской, либо от областной администрации, биться за урожай стало не нужно. Никто не меряется рейтингами, все осваивают бюджеты. 

ИМ: Нет, это не совсем так, вы очень упрощаете. В текущем режиме местные телевизионные компании зарабатывают деньги, и прибыльные проекты есть до сих пор. Это вовсе не значит, что там крах, убытки, хаос и всё скоро покроется паутиной и умрёт.

ОЧ: В нашем городе есть только одна такая телекомпания, и мы оба её знаем.

ИМ: У «Четвёрки» тоже не лучшие времена. Мы видим, что происходит с цифрами. Когда «Четвёрка» стал не столь острой в своих оценках и позиции, в комментариях и гостях, которые приходили в эфир, как некоторое время назад, это сказалось на оттоке аудитории и в конечном итоге на доходах компании. 

Нет, рейтинг сегодня существует и обеспечивает значительную часть денег, которые зарабатывают местные каналы. Плюс есть профессиональный челлендж у каждого автора, журналиста, редактора или шефа программы.

ОЧ: Только на этом всё и держится, мне кажется.

ИМ: В телевидении на этом вообще много что держится. Эта сфера чётко селектирует людей, которые сюда пришли поработать или просто потому что они просто не понимают, как в этой жизни можно делать что-то другое. Можно Костю Эрнста… Константина Львовича Эрнста процитировать, который говорил: «У людей, которые работают на телевидении, не то что вместо сердца — у них даже вместо печени должен быть телевизор». 

ОЧ: Насколько премия «ТЭФИ-Регион» сейчас состоятельна?

ИМ: Премия как соревнование и система обучения и повышения квалификации региональных журналистов абсолютно состоятельный проект. Это не имеет ничего общего с экономическими тенденциями, потому что существуют сотни, если не тысячи телевизионных редакций, от маленьких посёлков до крупных городов, и везде есть талантливые, чаще всего молодые люди, которые снимают, монтируют, делают какие-то материалы, новости, документальные фильмы, публицистику, детские программы. Да, зачастую это невозможно без субсидий со стороны того или иного уровня органов власти. Но ведь не всё, что делает власть, должно вызывать осуждение и оппозиционную настроенность. 

Вообще ситуация интересно поменялась. Сегодня единственная возможность существовать местным региональным каналам — это, конечно, некое покровительство и взаимоотношения с местными органами власти. Так изменился мир, так изменилась конструкция, изменились и юридические, и технические правила существования телевидения. И пусть это теперь происходит не на рыночных основах, а на основе субсидий и бюджетирования, но авторы работают, и работают талантливо. 

Конкурс очень острый. Если опубликовать видеостенограмму заседания жюри — там сколько номинаций переголосовывается, потому что люди первый раз голосуют пополам, второй раз голоса жюри делятся пополам, жюри начинает пересматривать работы, выдвигать аргументы, спорить, потому что уровень работ столь высок, что определить победителя в некоторых номинациях реально очень сложно. Там тройка финалистов — это три абсолютно равные работы. Зачастую решение принимается с перевесом в один голос. Нет ситуации, что в одной номинации сдали 50 работ, но только одна хорошая, а остальное барахло. Если бы это происходило так, это была бы профанация и неправда. Всё абсолютно по-другому. 

ОЧ: Как вам идея создания альтернативной телевизионной премии «Газпром-Медиа»? 

ИМ: «Газпром-Медиа» выступает просто как инициатор некого нового механизма голосования и подведения итогов. Сейчас рано что-либо комментировать. Я думаю, что к февралю будет более точно объявлено о порядке, о церемонии и о смыслах вокруг премии. Ну, слушайте, что-то в мире существует десятилетиями, а что-то меняется. Надо будет посмотреть, что произойдёт в июне, после этого можно будет комментировать. 

В самой идее, что основные телеканалы и телевизионные холдинги страны передоговорятся и перезапустят национальную телевизионную премию, ничего предосудительного или ретроградского нет. Наоборот, люди пытаются найти выход из кризиса, который Академия переживает не первый год.

ОЧ: Почему вам до сих пор интересна премия «ТЭФИ-Регион» и работа в Академии российского телевидения? 

ИМ: Во-первых, я вице-президент Академии российского телевидения по проведению конкурса «ТЭФИ-Регион». Это моя общественная работа, которую я делаю с удовольствием и радостью и нахожу в этом много позитивных мотивов. Меня никто не заставляет. И это не оплачиваемся история, у меня нет никаких гонораров.

ОЧ: Что сейчас на передовой ваших интересов? Хип-хоп-движение?

ИМ: Да нет. Есть кино, например. Думаю, до Нового года будет объявлено о запуске одного большого проекта с всемирно известным автором сценария и интересным режиссёром. Съёмки уже в марте.

ОЧ: А из ваших бесчисленных телевизионных детищ кто сейчас любимый?

ИМ: История с музыкальным каналом — такая весёлая штука. Первыми материалами в эфире «Четвёртого канала», когда он был ещё кабельным телевидением «Альянс», были съёмки концертов Свердловского рок-клуба. Надо было чем-то заполнять эфир, а материала не было. Были ворованные пиратские фильмы и такие самодельные съёмки, которые я сам снимал на VHS-овскую бытовую камеру. Первая программа в эфире «Четвёртого канала» тоже была музыкальной, «Хит Хаос News». Было такое творческое объединение «Хит Хаос», его придумали мой однофамилец Сергей Мишин и Алексей Омелько, потом к ним присоединилась Лера Костюник. Мне всегда было близко сочетание музыки и телевидения. «Четвёрка» выросла на музыкальном телевидении.

ОЧ: Когда вы начинали работать с хип-хоп-темой, многие говорили, что время, когда был бум хип-хопа, прошло. Но вы не благодаря, а вопреки этим всё-таки занялись.

ИМ: Ни одному проекту, которым я занимался, никогда никто не прогнозировал счастливого будущего. Когда запускали «Четвёртый канал», в городе одновременно запускался проект «Студия Город». Тогда она была придумана прежде всего как телекомпания, а не как радио. Всякие опытные люди в городе, понимающие в телевидении, раскладывали, что у «Четвёрки» нет никакой перспективы состояться, а за телерадиокомпанией «Студия Город» будущее. Получилось всё равно наоборот. 

С «Овсянками» люди просто крутили пальцем у виска и говорили, что это невозможно, это какой-то странный сценарий.

ОЧ: Минкульт вообще сказал, что это порнографическая история.

ИМ: Да. Этот сценарий до меня читали многие режиссёры и сценаристы, но никто не взялся его снимать.

Всё, что я делаю, на старте не получал никакого одобрения ил позитивного прогноза. Мне никто ни разу за всю жизнь не сказал: «Как ты круто, старик, придумал. Завтра точно будет оглушительный успех». 

Но я не то что иду вопреки. Это продюсерское чутьё, хотя слово «продюсер», когда я всё это начинал делать, ещё не употреблялось. Но уже тогда это было абсолютно продюсерское чутьё на потребности в области информации, которую потребляет большое количество людей, когда ты понимаешь, что ты можешь что-то сделать, и это будут любить сотни тысяч, а может даже и миллионы. Это интересно.

ОЧ: Ваши проекты, которые связаны с телеком, просто пропитаны молодой энергией. Почему вы выбираете молодёжные штуки и форматы? Это способ поддерживать себя в тонусе и в бодрости и юности мысли? Мне кажется, вы специально выбираете такие вещи. Можно же делать прекрасный канал «Ностальгия», например. 

ИМ: Ой, нет, мне скучно. У меня есть один хороший друг Рома Петренко, до недавнего времени он был генеральным директором ТНТ. Он долго собирался уйти с этой должности, потому что хотел заниматься большим кино в Голливуде. Сейчас он организует свою компанию с американскими партнёрами. Когда мы с ним обсуждаем всякие жизненные ситуации и то, что ТНТ сделало за годы под его руководством, он говорит: «Тема же простая. Денег мы больше не заработаем, но, по ходу, всё очень весело». Мне эта формула очень нравится, она позволяет мне существовать и с головой окунаться в новые затеи. 

Реакция молодой аудитории по эмоциональному градусу всегда выше, чем реакция взрослой. Даже если взрослая аудитория будет тебя безмерно за что-либо любить, в её оценках будет определённая сдержанность. А если ты понимаешь, что ты угадал с потребностями и желаниями молодой аудитории и сделал это качественно и профессионально, градус эмоционального фидбэка, которым ты питаешься, будет в разы выше, чем у преданной аудитории канала «Ностальгия» или «24.doc». Я бы никогда не смог это сделать. 

Сейчас вышла комедия «Горько!». У неё широкий успех, прокат. Её спродюсировал наш земляк Серёжа Светлаков. Мы с ним общаемся и дружим. И я понимаю, что по-хорошему завидую и радуюсь за продюсера и режиссёра этого фильма. Но я вам откровенно говорю: я бы это никогда не смог придумать. Это совсем другой диапазон народного юмора. Я в эту тему даже не пойду, как бы это ни было весело или привлекательно по деньгам. Надо быть Светлаковым, чтобы придумать «Горько!». У каждого продюсера есть свои любимые темы, своя аудитория, свои любимые смыслы, вокруг которых он любит работать и ради которых он хочет работать.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Мишин Игорь

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^