Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Владимир Путин — об Украине, выборах мэров и нравственности

×
Разговор на Малине 19 декабря 2013 в 23:30
Проблемы с видео?
В материале:

Путин Владимир

Вместе с экспертами — политологом Александром Белоусовым и экономистом Ярославом Савиным — разбираемся, что на самом деле сказал президент.

Смотрите также:

«Кривая линия» с Владимиром Путиным: вместе с экспертами и гостями смотрим прямую линию с президентом


Ольга Чебыкина: В Эти самые минуты в Москве в Центре международной торговли проходит ежегодная большая пресс-конференция президента России Владимира Путина. На пресс-конференцию собрались более 1300 журналистов. Безусловно, это событие дня. Предлагаю обсудить заявления, которые Владимир Путин уже сделал. Для этого мы пригласили в студию политолога Александра Белоусова и специалиста по налогообложению, юриста Ярослава Савина. Здравствуйте.

Александр Белоусов: Здравствуйте.

Ярослав Савин: Здравствуйте.

ОЧ: Владимиру Путину уже задали вопросы о Сноудене, акции Greenpeace, ситуации на Украине и амнистии. Что, на ваш взгляд, было самым ярким, цепляющим, достойным того, чтобы сейчас озвучить это в эфире? Или не было ничего, одна вода?

АБ: С точки зрения политологов, конечно, самый важный вопрос, который был озвучен, касался выборности мэров. Прозвучало достаточно громкое заявление президента: он за то, чтобы мэров выбирали. Сейчас, я думаю, все будут долго разбираться, что имел в виду президент, поскольку после этого он сказал: «Вообще-то я не хочу влиять на этот процесс, пусть мэры с правительством сами между собой решают». Несмотря на то, что заявление прозвучало, вопрос до конца не решён, и в экспертном сообществе есть глубокое убеждение, что закон весной в думу вносить будут. 

ОЧ: Да, вопрос о мэрах был задан нашей коллегой, корреспондентом «Четвёртого канала» Евгений Чарсовой, она на прямой связи с нами. 

Ярослав, что, на ваш взгляд, было достойно внимания?

ЯС: Разумеется, все ждали продолжения обсуждения темы деофшоризации, но она пока ещё не прозвучала, таких вопросов ещё не было. Из экономических тем сейчас самое вкусное для обсуждения — это 15 миллиардов для Украины, и вторая тема, связанная с банками, поскольку и вокруг екатеринбургских банков истерия тоже недавно просвистела у нас над ушами. А в остальном это пока всё на уровне ни о чём.

ОЧ: Вопрос об Украине был задан первым. Конечно, в этом велика доля случайности, но нечто показательное в этом моменте есть.

Что думаете? Почему Украина?

АБ: Просто потому, что это самое важное событие последних дней, даже последнего месяца. Решение, которое было принято, завершает все волнения вокруг Украины, и тональность разговора становится другой. Я долго думал на тему этих 15 миллиардов, сейчас это всё очень активно обсуждается. На самом деле здесь есть некий миф о том, что мы взяли и эти деньги отдали. Я считаю, что мы эти деньги по большому счёту и не отдавали Украине. С политической точки зрения, возможно, это покажется парадоксальным.

ОЧ: Расшифруйте.

АБ: Дело в том, что четыре или пять лет назад Россия активно занималась повышением цен на газ и довела их до европейского уровня. Сейчас мы отдаём Украине те деньги, которые в течение этих нескольких лет у неё забирали за счёт достаточно высоких тарифов.

ОЧ: Не знаю, согласится ли с вами Ярослав. Мне кажется, вопрос в том, откуда мы берём эти деньги и на что они могли бы быть распределены, если бы остались в нашей стране.

ЯС: Как говорили мудрые китайцы, все случайности не случайны. У любой политической медали есть и обратная экономическая сторона. Насчёт того, что мы очень здорово разместили 15 миллиардов, у меня очень большие сомнения, особенно учитывая, что мы их взяли из Фонда национального благосостояния, а он не резиновый, что бы президент ни говорил о наших миллиардах и миллиардах и золотовалютных резервах. 

Сомнительно, что размещение в эти бонды, пускай даже на ирландской бирже, удачно и мы потом получим эти проценты. У нас есть отличный пример с Кипром. 

ОЧ: Да, отличный в негативном смысле. 

АБ: Между прочим, когда украинский журналист задавал вопрос, его интересовало, что Россия получила взамен. Президент уклонился от ответа на этот вопрос и всё свёл к братским отношениям. Это тоже заставляет задуматься о том, что, наверное, мы всё-таки что-то получили от этого.

ОЧ: Но только то, что, видимо, нельзя вербализировать на итоговой пресс-конференции. 

АБ: Дело не в том, что это нельзя вербализировать. Дело в том, что это нельзя вербализировать в условиях, когда люди не разошлись с Майдана. Если бы Путин что-нибудь сказал и открыл правду, я думаю, выступления на Майдане возобновились бы с новой силой.

ОЧ: Давайте перейдём к неоднозначному ответу на вопрос про мэрские выборы.

Как вы думаете, откуда и зачем пошёл слив информации о муниципальной реформе и отмене мэрских выборов?

АБ: Здесь есть два варианта. Первый — это тестирование общественного и экспертного мнения, достаточно стандартный приём: тема вбрасывается, обсуждается, смотрят на реакцию, аргументы, и потом принимается то или иное решение. Второй вариант — именно в духе Владимира Путина и его профессионального прошлого, когда, чтобы люди почувствовали себя хорошо, их нужно вначале немножечко напугать, а потом расслабить.

Путин сказал, что мэров нужно только выбирать, но это ещё ничего не значит, потому что в докладе, который был представлен в начале недели, есть два варианта, и во втором варианте предлагается выбирать глав агломераций. Что это такое, пока никто не знает. Видимо, это наиболее крупные города, объединённые близлежащими населёнными пунктами, на уровень которых можно будет передать всё финансирование. Если это так, то ответ Путина этому второму варианту, предложенному в докладе, вовсе не противоречит.

ОЧ: Вопрос о банках был задан от «Интерфакса». Вы правильно отметили, что на екатеринбургском рынке ситуация, наверное, самая бурная по стране. 

ЯС: Тема в действительности комплексная, её предпосылки можно собирать из разных мест. Например, это вопросы, связанные с закредитованностью населения. Справедливости ради надо отметить, что у нас растёт доля необеспеченных кредитов: это кредитные карты, кредиты на приобретение товаров народного потребления. Сейчас начинаются новогодние праздники, это дополнительные траты, а у нас сейчас вся реклама — возьми кредит и всех удовлетвори подарками. Но праздники пройдут, похмелье пройдёт, деньги кончатся…

ОЧ: Десять дней как последние проживёшь, а потом мы выходим в новую печальную экономическую реальность.

ЯС: А когда мы в неё выйдем, мы осознаем, что у нас начнётся падение рынка труда и продолжится схлапывание в промышленном секторе, особенно в крупном бизнесе. Уже сейчас у нас очень высокая доля потребительских кредитов, около 15%, уже считаются плохими. Если посмотреть на ситуацию с банками с точки зрения бюджета или государственной политики в этой сфере, то это, наверное, шаг разумный — заранее обставиться, почиститься, не быть не готовыми так, как мы были не готовы в 2008 году, хотя какие-то невидимые меры тогда тоже происходили. 

Это также и средство регулирования банков, хороший короткий поводок, причём на строгом ошейнике. Сейчас на банки возлагается много разных обязанностей, в том числе и интересный механизм раскрытия бенефициаров, то есть реальных владельцев бизнеса — государству очень интересно знать, у кого что на самом деле есть. Поскольку этот механизм завязан на банке, лишение лицензии — классный инструмент, игра мускулами на входе для того, чтобы у банков не было ни капли желания защищать грудью кассу именно бизнеса, предпринимателей. Правильно отмечают, что и раньше Центробанк отзывал лицензии, но повторим мудрых китайцев: случайности не случайны.

ОЧ: 25 лицензий отозвано, редактор мне подсказывает.

ЯС: Несколько десятков лицензий отзывается враз и накануне Нового года, причём это такой канун, когда впервые за 2013 год высшие чиновники вслух заговорили о кризисе. До этого этот термин весь год был исключён из риторики. Конечно, отзыв лицензии — это регулирующий механизм.

ОЧ: Деофшоризация — один из ключевых посылов, который прозвучал на прошлой неделе в послании президента. Как думаете, почему на пресс-конференции этот вопрос до сих пор не был задан?

АБ: На послании это был сигнал ограниченному числу лиц, которые являются владельцами этих офшоров: ребята, деньги в стране заканчиваются, давайте-ка всё, что было нажито честным трудом, возвращать на родину, потому что без  ваших денег жить туго. Все эти вопросы не касаются населения, а сейчас у экранов телевизоров миллионы, если не десятки миллионов обычных людей.

ОЧ: Конечно, мы говорим о массовой аудитории.

АБ: Для начала процесса деофшоризации механизмов и решений пока никаких нет. Говорить не о чем. Это должно быть волевое политическое решение, потому что понятно, что по доброй воле никто возвращать деньги из офшоров не будет. Вот поэтому это не звучало на текущей пресс-конференции. Когда вопрос будет решён, тогда уже можно будет о чём-то доложиться, отчитаться и сказать, какие выгоды это принесло.

ОЧ: Всё-таки это итоговая пресс-конференция, а в этом случае итоги подводить пока рано. Но у нас есть прецеденты, когда вскрываются компании.

ЯС: Уже три компании буквально вчера заявили, что готовы выйти из офшоров. Не соглашусь с Александром в том, что нужна политическая воля. Если бы нужна была только политическая воля, все страны большой двадцатки уже давно победили бы офшоризацию. Нужна и экономическая воля, и экономический инструментарий. 

Подчеркну: в моём представлении у темы деофшоризации самое главное значение  - узнать, что у кого есть на самом деле. Вопрос не в непосредственном возврате денег, хотя так называемый месседж для крупного бизнеса, конечно, прозвучал.

ОЧ: Это такой экстремальный соцопрос. Пошла информационная волна, получили некий ответ.

ЯС: Это уже не просто информация, это конкретный инструмент. С 2014 года большинство моделей, используемых иностранными компаниями, фактически перестанут работать благодаря тому инструментарию, который внедрён через банки — раскрытие бенефициаров и связанное с ним участие в госконтрактах. С 1 января заработает новый федеральный закон о госконтрактах, и по нему необходимо будет всё раскрывать. Прозвучала у президента и тема про отлучение таких компаний от кредитов Внешэкономбанка, хотя по моей информации Внешэкономбанк не так чтобы очень кредитует их, но примеры есть.

ОЧ: На таких пресс-конференциях всегда активно затрагивается нравственная колея. Людей всегда интересуют некие маркеры от президента, хотя они достаточно очевидны, риторика Владимира Путина яркая, посылы легко считываются. От CNN был хороший вопрос про большое внимание, которое сейчас уделяется религии и нравственным ценностям. Корреспондент уточнил, почему стало важно сейчас критиковать западные ценности. 

Как вы думаете, Александр, что это значит и как Запад читает эти сигналы?

АБ: Во-первых, не все западные ценности критикуются. Никто не собирается критиковать такие ценности, как демократия, свободное движение капиталов, а это всё вообще-то западные ценности, не мы это придумали. Речь идёт именно о духовно-нравственных, семейных ценностях. Вслед за культурным, нравственным влиянием приходит финансово-политическое и прочее. У нас сейчас какая ситуация: если провести опросы в высших учебных заведениях страны, то больше 50% студентов мечтают уехать жить заграницу, в частности в Европу. Когда я учился, такого не было. Сейчас стремление жить в Европе у населения очень большое.

ОЧ: Может быть, целесообразнее сделать хорошо у нас, а не рассказывать, как плохо там? 

ЯС: Мне кажется, это просто розовая погремушка. То, что мы особые, — это больная точка всех россиян. Мы особые, мы избранные, и эту тему сейчас эксплуатируют как розовую погремушку, чтобы отвлечь от процессов, которые происходят в экономике. Я думаю, что 2014 год будет жесть. Здесь ни у кого нет сомнений. Даже официальные чиновники это признают, а на самом деле умножайте это на десять. Хороший эффект — отвлечь внимание на вопросы, связанные с религией, нравственностью и национальными отношениями. Это замечательное решение.

Очень удобно сказать: мы же особые. У нас сейчас не очень хорошо, но мы особые, надо потерпеть. У нас это происходило 200 лет подряд. Мы всегда были особые, но надо было потерпеть.

ОЧ: Для чего вообще эти массовые пресс-конференции, которые транслируются в прямом эфире?

АБ: Для меня совершенно очевидно, что с политической точки зрения это некая психотерапия для всей нации. Очень много людей собирается возле телевизоров. Год прошёл, очень много событий было, не всегда эти события были позитивны, у населения возникло очень много вопросов. Наступает момент накануне новогодних праздников, когда думать ни о чём неохота, работать тоже неохота, хочется наряжать ёлку…

ОЧ: Да, когда мы возьмём кредиты и десять дней будем жить как в последний раз.

АБ: Может, не всегда осознаётся впрямую, что что-то волнует, но где-то в подкорке это сидит. Я уверен, что если бы были инструменты замера социального самочувствия до этого и после…

ОЧ: Вы хотите сказать, станет лучше?

АБ: Да, я думаю, совершенно точно станет лучше. 

ОЧ: Такая коллективная информационная психотерапия от президента для всей страны.

ЯС: Россияне традиционно любят две вещи: всевозможные пиар-акции и веру в доброго царя. Тема про то, как две девочки пишут президенту, и им потом строят грибки с песочницами — она есть.

ОЧ: Две эти темы тут объединяются: и чудо, и добрый царь.

ЯС: Конечно. Все обычные люди хотят услышать, как будет хорошо завтра. Не очень хорошо, но лучше, чем у других. А будет ещё лучше, но надо потерпеть. 

ОЧ: А с точки зрения юриспруденции и экономики реально что-то на пресс-конференции услышать, что даст вам чуть больше понимания?

ЯС: Публичные заявления президента у нас традиционно рассматриваются как посыл к действию. Уже даже послание президента рассмотрелось к действию, и уже есть некие обсуждения, как понимать, что он сказал. Для нас это в первую очередь вектор, куда будет двигаться и экономический инструментарий, и политический инструментарий.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Путин Владимир

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^