Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,94$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,94$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,94$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Владельцы «Gordon's» собираются открыть собственную пивоварню

×
Разговор на Малине 18 декабря 2013 в 20:36
Проблемы с видео?
В материале:

Гуткин Рувим

Почему до сих пор не наказаны организаторы поджога паба и как он будет развиваться дальше.

Смотрите также:

«Если бы не перестройка, я стал бы заведующим отдела патентоведения в научно-исследовательском институте»

Евгений Кексин, экс-совладелец бара «Alibi» и создатель бара «Юность»: «Сегодня пятница, но идти тусоваться совсем не хочется. А надо!»


Екатерина Дегай: Рувим, здравствуйте.

Рувим Гуткин: Добрый день.

ЕД: Вы затеяли новый глобальный проект: в Берёзовском в ближайшее время появится новое заведение, которое вы сейчас создаёте. Расскажите о нём.

РГ: Мы планируем там открытие ещё одного паба и мини-пивоварни, хотим варить своё пиво, надеюсь, вкусное.

ЕД: Это очень смелый шаг, потому что в Екатеринбурге, например, пивоварня «Тинькофф» сейчас находится на стадии схлапывания проекта. Непонятно, что с ней будет дальше. А вы, несмотря на то, что уже есть один такой эпик фейл, всё равно хотите делать пивоварню. Зачем? Почему вы верите в этот формат?

РГ: Во-первых, «Тинькова» уже нет, он закрылся. Во всяком случае, в Екатеринбурге его нет. Понимаете, главное — это всё-таки паб, тот формат, который мы пропагандируем и развиваем. Люди, которые приходят к нам, приходят в основном за общением. Атмосфера, которая присутствует в «Doctor Scotch», в «Gordon’s», формируется, с одной стороны, собственно заведением — его владельцами, руководителями, персоналом, работающим в зале и на кухне, а с другой, конечно, теми людьми, которые туда приходят. На самом деле люди приходят туда не за конкретным сортом пива. Есть это пиво — пьют это. Хорошо, когда оно вкусное, качественное…

ЕД: Это сейчас ни в коем случае не пропаганда алкоголизма, мы говорим о бизнесе. 

РГ: Да. Человек приходит в паб, чтобы общаться.

ЕД: Зачем делать собственную пивоварню, если люди приходят просто за атмосферой?

РГ: Это бизнес. Собственное пиво значительно дешевле того, которое мы покупаем. У нас ведь стоят исключительно бренды, импортное пиво, и оно стоит достаточно дорого.

ЕД: Стоимость наладки производства этого пива ведь тоже, наверное, достаточно сложная вещь. 

РГ: Да, это для нас новое дело. Интересно сварить хороший, качественный, вкусный продукт, который, надеемся, будет пользоваться каким-то успехом. Это пиво будет дешевле и нам, и нашим гостям.

ЕД: Вы можете озвучить затратную часть вашего проекта? 

РГ: Это, конечно, коммерческая тайна. Это недёшево, но озвучивать цифру нет никакой необходимости. 

ЕД: Берёзовский — это, мягко говоря, не центр Екатеринбурга, туда людей ещё нужно заманить.

РГ: Да, это не центр, но до Берёзовского, например, от центра города ехать ближе, чем до Химмаша. Это рядом, границы между городами практически не существует. Не так давно, вы знаете, муссировался вопрос о слиянии Берёзовского и Екатеринбурга, рано или поздно это всё равно произойдёт.

ЕД: Место, где находится заведение, — это ключевое, и все ваши точки всегда находились в центре города. Можно привести и такой пример: рестораны «Троекуров» и «Ресторан №1». Они находятся в одинаково высокой ценовой категории, но «Троекуров» — где-то в сторону ЖБИ, а «Ресторан №1» —  в центре. И «Ресторан №1» постепенно начинает побеждать «Троекуров». Если делать новый паб где-то в Берёзовском, мне кажется, сложно будет победить и собственные точки, и, тем более, другие пабы, которые есть в центре Екатеринбурга.

РГ: Это не бега и не скачки, мы никого побеждать не собираемся. У каждого своя ниша, и дай бог чтобы таких заведений было в Екатеринбурге как можно больше. Всем найдётся место и всем всего хватит.

ЕД: А нет такого ощущения, что сам формат паба постепенно начинает терять популярность? Семь-десять лет назад тот же ваш «Gordon’s», который сгорел, был культовым местом. А сейчас нет такой большой любви, это просто место, где можно посидеть, пообщаться, но не более.

РГ: Я с вами не совсем соглашусь. Когда «Gordon’s» открылся, это был второй паб в городе после «Старого Дублина». Мы были принципиально разными. Мы назывались «музыкальный шотландский паб «Gordon’s», потому что музыка для нас очень важная вещь.

ЕД: То есть интерес к вашему пабу не стал меньше?

РГ: Он не стал меньше, просто потом появились другие пабы. Нас начали копировать, делать музыкальные программы, потом в пабах начали работать диджеи. Где-то это получалось лучше, где-то хуже. Тот же «The Hooch»«The Hooch» — ирландский паб, на настоящий момент закрыт. На его месте открылся ресторан грузинской кухни «Хмели Сунели»., который претендовал на роль самого большого и замечательного паба, действительно был по площади больше, чем «Gordon’s». Но туда пришла другая публика, которая стала диктовать свои условия и свои пристрастия, в том числе музыкальные. И «The Hooch» превратился почти в «Эльдорадо»«Эльдорадо» — самый старый клуб Екатеринбурга. Чаще всего характеризуется как «жесть и хардкор».: публика соответствующая, начались драки, криминал, и в конце концов паб сошёл на нет. 

Тем не менее, пабы существуют, это и «Старый Дублин», и мы, и «James», и «Rosy Jane». Пабы-то открываются, точнее, места, которые называются, потому что считается, что если пабом назвал, то уже в дамках. Как вы лодку назовёте, так она и поплывёт.

Недостаточно просто назвать место пабом, нужно попытаться создать эту атмосферу. Просто сделать интерьер, повесить картинки — этого мало. Интерьер, конечно, очень важная вещь, но в конце концов к нему привыкаешь, на него уже не обращаешь внимания, и ты уже начинаешь думать, уютно тебе здесь или неуютно. 

Всё зависит от того, на кого ты рассчитываешь. Если на супермолодёжь, которая ходит в «Подземку», то это должна быть «Подземка»: студенты, соответствующие напитки, еда, ценовая политика. Если ты хочешь, чтобы к тебе приходили другие люди, интеллигенция, люди среднего возраста, ты выстраиваешь соответственную ценовую политику, определённое отношение обслуживающего персонала.

ЕД: Прошло уже несколько лет с 2010 года, когда сгорел «Gordon’s».

РГ: В 2009 году. В сентябре.

ЕД: Вы, наверное, сейчас и точный день скажете.

РГ: Да, это было 3 сентября. Мне позвонили около четырёх утра.

ЕД: Вы уже пережили этот опыт? Вы создали это место, в него было вложено много сил, оно было уникальным и удивительным и оказалось в физическом смысле уничтожено. Наверное, сложно выстраивать его снова.

РГ: Сложно. Но тогда у нас, во-первых, уже функционировал «Doctor Scotch», мы открыли его в 2006 году. Во-вторых, много было уничтожено, но сказать, что «Gordon’s» сгорел, нельзя, потому что внутри пожара не было. Подожгли веранду. То, что это был поджог, установили. Правда, не смогли определить вид смеси, жидкости, которая загорелась. Но это было сделано очень профессионально.

ЕД: На какой стадии сейчас находится дело? Люди, которые это сделали, наказаны?

РГ: Я думаю, что это дело просто закрыто, и всё. 

ЕД: Почему?

РГ: Это не ко мне вопрос. Я могу выстраивать догадки, но не буду этого делать. 

Помещение, конечно, пострадало внутри, всё закоптилось, всё, что было пластиковое — кондиционеры, корпуса пластиковые, компьютеры — просто оплавилось за счёт высокой температуры, но внутри огня не было, потому что в своё время мы провели очень серьёзные противопожарные мероприятия. Там же деревянные перекрытия, это старое здание, 1931-33 года постройки, памятник истории и культуры, между прочим. 

ЕД: Сколько вы тогда потеряли?

РГ: Много.

ЕД: Миллионы, десятки миллионов?

РГ: Не один миллион долларов. Плюс ко всему это потеря части бизнеса. Мы были готовы восстановить паб, это были бы не такие уж большие затраты. Но нам этого не дали сделать. 

ЕД: Почему?

РГ: Видите ли, это здание находилось в управлении московских структур, и мы там были как кость в горле. Мы же там были единственные легитимные арендаторы, у которых был договор, причём на 11 лет вперёд. Вот, собственно, и всё. 

ЕД: Я понимаю, что вы не можете назвать свои догадки, но понимаю, что они связаны не с конкурентами, а с теми, кто управляет этим зданием.

РГ: Конкуренция здесь ни при чём, тем более на тот момент, в 2009 году, особой конкуренции среди ресторанов и кафе не было, их было не так много.

ЕД: То есть всё упирается в это здание?

РГ: Я думаю, да. 

ЕД: Вам важно, чтобы дело было доведено до конца?

РГ: Ну, умерла и умерла, было и было. Что теперь делать. Не станешь же всю жизнь плакать и страдать. Надо идти дальше и развиваться, если ты хочешь этим заниматься. Что мы и делаем.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Гуткин Рувим

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^