Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Школа в России постепенно превращается в канцелярскую контору: все пишут отчёты»

×
Разговор на Малине 11 декабря 2013 в 22:56
Проблемы с видео?

Директор гимназии №8 «Лицей им. С.П. Дягилева» Георгий Письмак — об истории создания лицея, спонсорско-благотворительных взносах от родителей учащихся и несостоявшейся эмиграции.

Смотрите также:

Эфир с Георгием Письмаком

Директор лицея имени Дягилева Георгий Письмак: «Работа директора — сплошная нервотрёпка. Три моих инсульта тому подтверждение»

Директор гимназии №9 Екатерина Сибирцева: «К 2015 году в «девятке» не останется младших классов»


Ольга Чебыкина: Георгий Александрович уже в нашей студии. Здравствуйте.

Георгий Письмак: Здравствуйте.

ОЧ: Хочу начать разговор с краеугольного вопроса: вы творец или администратор? За эти годы вы, наверное, должны были уже определиться.

ГП: В плане гражданских обязанностей, конечно, я администратор. А в плане душевных потребностей творец, потому что мы в нашем лицее творим во всех видах искусства.

ОЧ: Вам не раз предлагали работать и в столице, и далеко за пределами России. И вы ни разу не согласились, кроме нескольких мастер-классов. Почему?

ГП: Я был не настолько патриотичен и однажды согласился. Мне сделали хорошее предложение создать аналогичную школу в Канаде, в Торонто. И зарплата не чета российской, и условия, и так далее. На пять лет контракт. И я его подписал. Но так получилось, что в это время меня огорошили родители: у матери рак. Я просто по-человечески не смог оставить их с этой проблемой наедине. Я отказался от этого контракта. Мне было, конечно, очень жаль своих амбиций, но ни грамма я не жалею, потому что мать до сих пор жива, и слава богу. Вовремя сделали операцию и прочее, без меня это не получилось бы. 

Что касается дальнейших предложений… Есть народная мудрость: где родился, там и пригодился. Это во-первых, а во-вторых, я никогда не хотел строить карьеру по вертикали. По Карнеги, знаете, есть два типа карьеры: по вертикали и по горизонтали. Я директор одного учреждения, но оно становится всё более значимым в системе культуры и образования. В этом есть своя прелесть: я однажды состарюсь и буду не так активен, как, допустим, нынче, но некоторое время я ещё продержусь на плаву, потому что команду подготовил, вопросом я владею — хоть ночью разбуди, я многие вопросы знаю — и это такой задел. 

Я за рубежом встречался со многими российскими эмигрантами разных времён, от харбинцевХарбинцы — русские, которые родились и выросли в Харбине, потомки строителей Китайско-Восточной железной дороги до современных эмигрантов. Многие уехали не столько за длинным рублём, как принято считать, а чаще от каких-то обид, мелких, но значимых для людей. В департаменте образования в Вашингтоне я спросил: «Вы всех наших звёзд переманиваете к себе, потому что у вас денег много?» Мне ответили: «Нет, мы деньги в своём кармане считаем. Нам выгодно переманивать уже состоявшихся звёзд в науке, в образовании и в культуре». Вообще, что такое образование: это пирамида. Внизу пирамиды нужно выучить миллион детей в школе, чтобы 700 тысяч поступили в колледж, чтобы после колледжа 500 тысяч поступили в институт, чтобы 100 тысяч поступили в аспирантуру, чтобы 10 тысяч пошли в докторантуру, чтобы из этой докторантуры вышел один гений. 

ОЧ: Вишенка на торте.

ГП: Сколько нужно потратить денег на эту пирамиду! Даже деньги, на которые они покупают дом этой звезде, хорошая зарплата обходятся казне дешевле, нежели воспитывать этого гения так долго. Получается обидно, что наша страна на всю эту пирамиду тратит кучу денег, а когда личность состоялась, она безразлична государству. 

ОЧ: Вы сказали ключевое слово: обида. Действительно, зачастую причина не в деньгах, а в обиде на страну. Логично было бы поговорить вот о чём: художники — это люди, остро чувствующие несправедливость в обществе, те самые оголённые нервы, про которые пел Высоцкий. Чувствуете ли вы с высоты своего жизненного и профессионального опыта какую-то несправедливость и в чём она заключается? Очевидно, что в нашей стране не всё идеально. 

ГП: Знаете, допустим, мы говорим: бесплатная медицина. Я встретился с русским эмигрантом, спрашиваю: «Почему ты эмигрировал?» Он говорит: «Ребёнку нужна была срочная операция. За эту операцию нужно было заплатить такие деньги, что если бы мы с женой вместе не ели, не пили и жили на улице, не заработали бы столько за десять лет». А ребёнку операция нужна сейчас. Но он обратился к иностранцам, они быстренько организовались и собрали эти средства, потому что речь шла о жизни и смерти ребёнка, и сделали эту операцию за рубежом бесплатно. Кому он должен сказать спасибо за этот единственный стимул жизни? Мы все живём ради детей, они у нас на правой божнице.Полка или киот с иконами. Как правило, в правой части божницы помещают икону Спасителя. Если бы он не принял помощь за рубежом, то он бы остался без ребёнка. Дальше ребёнку нужно было лечение, и иностранцы обеспечили ему реабилитацию. Этот мой знакомый хороший специалист, его пригласили заграницу, и он остался там работать. Говорит, до сих пор готов там работать и за меньшую сумму, чем ему платят как специалисту — просто в благодарность за то, что они спасли его единственного ребёнка. Нормально? Нормально.  

Ещё очень важен политический момент. Приведу пример: Калашников. Его же сколько раз приглашали за рубеж. Он бы там был миллиардером. Но он туда не едет, потому что он вырос в эпоху той идеологии, когда патриотизм был самым главным. И он настолько с детства пропитан этим патриотизмом, что на старости убеждений менять не собирается. А мог бы быть как Билл Гейтс, допустим.

Я же вообще мог работать в Германии. Я уже получил там двухкомнатную квартиру в советские времена. Но меня замучила ностальгия. Это необъяснимая вещь. Ностальгией страдают только русские, потому что они живут в основном только в России. За рубежом в те времена бывали очень редко. А если не знаешь той жизни, то она и не нужна. И ты думаешь, что здесь ты живёшь в раю. Это  сейчас люди стали ездить за рубеж, сравнивать. 

ОЧ: Да, вы сейчас человек мира, вы везде бывали и всё видели, но остались здесь, потому что у вас есть детище, и это сильнее. 

ГП: Что касается конкретно учреждения, лицея имени Дягилева, то так получилось, что меня взяли на слабо. В принципе, директорство — это не моё. Если бы не было творчества, я бы уже давно умер, просто умер бы. Потому что когда накопилось что-то — или несправедливость, или какие-то трудности в решении тех или иных вопросов — если это не укладывается в рамки изобразительного искусства, то в стихах, прозе выплеснешь это на бумагу, и жить легче.

ОЧ: Очевидно, что система образования в нашей стране критикуется, и одна из краеугольных тем в последнее время — это единый учебник истории. Я не буду спрашивать у вас, как вы относитесь к подаче темы под определённым углом. Очевидно, что любой здравомыслящий человек скажет, что это недопустимо.

ГП: Да.

ОЧ: Поступали ли вам конкретные директивы от министерства образования?

ГП: К чести наших управленцев в образовании, никто не давит по-другому преподавать историю. Программа есть, но примерно 60% кадрового состава школ, которые дают качественное образование — это педагоги пенсионного и предпенсионного возраста. Это как Калашников. Они работают так, как они могут, и слава богу. Потому что если из программы вычеркнуть «Войну и мир», то Марьиванна, которая знает, что Толстого надо прочитать, чтобы понять, всё равно заставить детей прочитать. И это хорошо.

Я боюсь, чтобы не было шаблонности. Знаете, чтобы не было как в армии: ты Есенина читал? — Так точно, читал! — Сколько стихотворений? — Два с половиной стихотворения прочитано мною полностью! — Анализ стихотворения делал? — Полтора стихотворения проанализировал! Вот это кошмар. А мы именно к этому двигаемся в системе образования. Школа постепенно превращается в канцелярскую контору, где главное — отчёт. Что сейчас происходит: врачи не лечат, а пишут, пожарники не тушат, а пишут. И в школе стали писать отчёты, отчёты, отчёты. Тут неважно, кто пишет и сколько, главное — много пишут. И модуль идёт такой: главное не дело, а отчёт о деле.


ОЧ: Хочу спросить про преподавание религии. Я знаю, что в Дягилевке есть авторская программа, которая называется «Христианская мораль». Кто утверждает такие курсы? И не могу не спросить про представителей других конфессий, которые наверняка есть в Дягилевке — как они и их родители к этому относятся?

ГП: Акцент здесь сделан на слове «мораль». Мы вместе с настоятелем Крестовоздвиженского монастыря отцом Флавианом разработали курс.

ОЧ: Правильно я понимаю, что речь идёт о базовых человеческих ценностях?

ГП: Да, об общечеловеческих ценностях. Когда мы разработали программу и я объявил это в школе, ко мне пришли представители разных конфессий. Я к этой встрече подготовился, обе стороны знали, о чём пойдёт речь. Я никого на помощь не звал, один на один с ними встречался. Сам приготовил Махабхарату для буддистов, Коран, сделал выписку из Торы, отксерокопировал устав партии и взял заповеди из Библии: не убий, не укради и так далее. Если мы возьмём в целом всю Библию, она, конечно, о многом говорит, но для жизни человека там чётко выведены заповеди. В Махабхарате, допустим, 42 заповеди, в Библии 10. Но суть в чём: они говорят об одном и том же — не обижай ближнего, живи правильно, блюди себя и так далее. 

ОЧ: И представители всех конфессий с вами согласились? 

ГП: Они вынуждены были согласиться, крыть нечем. Далее, мы не пропагандируем религию. У этого курса прежде всего воспитательная функция. Кто будет воспитывать детей — выпускница пединститута? Да их самих ещё надо воспитывать. А священник уже приготовлен к психологическим беседам. Он умудрён и у него специальное образование.

ОЧ: Долго думала, спрашивать или нет про стоимость обучения у вас. Об этом ходит много слухов. Сколько стоит учить у вас ребёнка?

ГП: От 3500 рублей в месяц в среднем. Вместе с питанием. 

ОЧ: Не может быть. У меня садик 15 тысяч стоит, просто садик. Это же не рыночная цена. 

ГП: Это не рыночная цена, это цена обучения в Дягилевке. Конечно, как и во всех школах, у нас есть дополнительные платные услуги. Если ребёнок учится на изо, а вы хотите получать дополнительное фортепиано — пожалуйста. За это будете платить дополнительно. Но базовая стоимость — от 3500. Когда ко мне приходят, наслушавшись всяких сплетен, я рассказываю, сколько они будут платить, и они спрашивают — долларов?

ОЧ: Да, говорят, я слышала от людей, что шесть лет назад чуть ли не 250 тысяч рублей это стоило. 

ГП: Хорошо, что мы разговариваем об этом на телевидении. Сплетни, сплетни. Конкурс мы проводим бесплатно. Претендентов много. 

ОЧ: Да, меня поправляет редактор: чтобы поступить, нужно было 250 тысяч принести.

ГП: Допустим, чтобы поступить на хореографию, пообещают пять миллионов — мы не возьмём, потому что балетные данные от кошелька родителей не зависят. 

Я набираю по 25 человек в класс. Бывает, приходят родители уже после экзамена: или не сдал, или ещё что-то. Один пришёл 14 сентября. На Канарах отдыхали, вдруг вспомнили, что ребёнок должен пойти в первый класс. Но суть не в этом. Школа-то набрана. В связи с чем мы должны брать ребёнка? Вот я и говорю: «Помогите чем-нибудь школе, и мы откликнемся». Потому что я могу до 30 человек набирать в класс. 

ОЧ: И вы это не скрываете и открыто говорите? Это такой спонсорский взнос, получается.

ГП: Разовая благотворительная помощь. Причём родитель приходит, я вызываю зама по хозяйственной части и спрашиваю, какие проблемы у нас есть сегодня. Он говорит: «Здесь мы должны заменить окно, а здесь отремонтировать туалет. Вот стоимость вопроса». Мы говорим: «Пожалуйста. Хоть сами, хоть приведите свою компанию, хоть дайте денег на это, но отремонтируйте, и когда это будет сделано, я вас приглашу и покажу, как ваши деньги помогли школе». У нас в школе 20 с лишним туалетов, и они все имеют евроремонт. Стоимость туалета с красивым евроремонтом около 200 тысяч. Умножьте на 20, и вы получите сумму, которую нужно навыпрашивать. 

На западе тоже собирают благотворительные средства, и разовые, и не разовые, но школа, получив их, распределяет так, как хочет. Я был в школе, где математику детям преподаёт профессор из университета, физику преподаёт какой-то чудаковатый человек, который придумал такие ноу-хау, что дети влёт всё понимают. Уникальный человек, и он получает далеко не рядовую зарплату. И это интересно и родителям, и детям. В другой школе куплена форма, автобус для футбольной команды, и ни много ни мало чемпион штата тренирует этих детей и получает далеко не среднюю учительскую зарплату. Это интересно. А мы насобирали этих благотворительных взносов и куда их тратим? На ремонты! А ремонты кто должен делать? Учредитель. А у учредителя средств нет, экономия. 

Я не осуждаю наших начальников, потому что у нас есть проблема садиков и так далее. Если они мне недодали рубль, а на этот рубль смогли лишний садик открыть или помочь другой школе, то и слава богу. Проблему-то они решают, и молодцы. Но мне бы хотелось, в идеале, тратить то, что мы насобирали, на то, что мы бы хотели. 

Я однажды был в школе в Норвегии, школе 28 лет. Я спросил у директора, как часто они делают капитальный ремонт. Она спросила: «Что-что? Я не поняла». Я спрашиваю: «А просто ремонт, не капитальный?» Она говорит: «А чего ремонтировать?» Ни одного ремонта за 28 лет! 

ОЧ: Поразительный вы человек. Мы в прямом эфире сидим, и вы открыто говорите о схеме, которую, наверное, никто не решается озвучить.

ГП: Так чего её не озвучивать?! Вот если бы это была взятка, в карман!.. А я… Я, понимаете, люблю педагогов, которые давно работают: они видели, какой я школу получил и какой она стала. Меня контролирует родительский комитет. Я им говорю, например, что пришли два спонсора и их средства направлены вот сюда. Они видят, что отремонтировано то, сделано это и так далее. Они самые заинтересованные люди, пусть они контролируют. 

ОЧ: Понимаю.

ГП: Я, в связи с тем, что у нас такое учреждение, наверное, самый проверяемый директор в мире. Меня проверяла и прокуратура, и ОБХССОтдел по борьбе с хищениями социалистической собственности, существовал с 1934 по 1991 год, и так далее. Я взяток не беру! Нет смысла. Я как художник лучше нарисую картину и продам её за десять тысяч долларов, и это будет у меня годовой оклад директора. Вот мы и подошли в главному различию зарубежного образования и российского. Зарубежное образование построено на доверии, а российское — на недоверии.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^