Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,01$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,01$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,01$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«В машине я слушаю Сукачёва, а свой последний кредит закрыл полгода назад»

×
Разговор на Малине 6 ноября 2013 в 21:16
Проблемы с видео?
В материале:

Соловьёв Антон, УБРиР

Антон Соловьёв, президент Уральского банка реконструкции и развития — о личном, работе медбратом, 18 годах в банке и самой главной функции ребрендинга.

Смотрите также:

Эфир с Антоном Соловьёвым

Антон Соловьёв: «На старших курсах мы писали бизнес-планы для людей в красных пиджаках, были такими яйцеголовыми, которых зовут, чтобы подсчитать, будет бабло или нет»


Екатерина Дегай: Антон Юрьевич, здравствуйте. Спасибо, что выделили время. 

Антон Соловьёв: Здравствуйте. Спасибо, что пригласили.

ЕД: После отставки Сергея Сорвина из свердловского Центробанка говорят о новой эпохе в банковском бизнесе области. Вы это настроение разделяете, что, действительно, новая эпоха начнётся? Что ждёте от нового руководителя и когда его, к слову, назначат?

АС: Относительно изменения руководства территориального управления могу сказать, что это всё — естественный эволюционный путь. Во-первых, так совпало, что это происходит в одно и то же время с приходом новой команды в Центральный банк России, и, конечно, определённые ожидания изменений в сфере регулирования, в сфере надзора присутствуют. Сергей Васильевич — очень уважаемый, авторитетный банкир, человек, он очень много сделал для Свердловской области, для банковской системы Свердловской области. Это, конечно, выдающийся человек, и, на самом деле, несколько было жаль, что он уходит. Свердловская область всегда славилась технологическим преимуществом, технологическим опережением времени, поэтому я надеюсь, что данные традиции будут продолжены новым руководством. 

ЕД: Хорошо, давайте тогда о вашем банке поговорим. В последнее время, когда возникает тема УБРиРа, очень часто возникает в общественной плоскости тема ребрендинга, потому что это одно из ярких событий в банковской сфере, безусловно. Хочется понять, для чего всё это случилось и что изменилось. Вы заняли этот пост три года назад, и ребрендинг начался уже при вас. И кадровые изменения, и внутренние изменения банка — это взаимосвязанные процессы были?

АС: Ну, я бы не стал увязывать их с какой-то персоной. На самом деле, всё достаточно естественно, эволюционно. Мы с вами меняем свой имидж соизмеримо вашим внутренним ощущениям. Если взять УБРиР, за последние несколько лет мы активно развивались. По сути дела, перед нами стояли достаточно серьёзные вызовы. Мы присутствовали на всей территории России, выходили на новые регионы, поэтому нужно быть ярким и запоминающимся для новых клиентов. Плюс, конечно, изменился сам банковский рынок очень сильно, поменялись требования клиентов очень сильно. У людей появился вкус к банковский услугам. Люди стали более серьёзно относиться к обслуживанию в банках, к банковским услугам, которые им предлагаются. И, конечно, как любая коммерческая организация, мы должны этому соответствовать. Поэтому мы привлекли достаточно профессиональное агентство, оно подготовило нам концепции, мы их обсудили, и ребрендинг, который был запущен в прошлом году, достиг достаточно широкого отклика. Вы об это задаете вопрос, это приятно, спасибо огромное. На самом деле, это то, чего мы хотели добиться: дать посыл нашим клиентам о том, что банк стал более открытым, высокотехнологичным, комфортным для обслуживания. 

ЕД: Всё-таки в бизнесе как: вы вложили в этом денег столько-то, оно должно принести столько-то. Я предполагаю, что ребрендинг стоил банку достаточно дорого, хотя я не знаю точных цифр. Это достаточно дорогая история. Можно ли сказать, что она уже принесла свои плоды, и можно ли сказать, что затраты материальные и трудозатраты и все риски оправдались? 

АС: Могу сказать, что да. Когда мы позиционировали, показывали новый образ банка, конечно, ключевой задачей для нас было не отпугнуть наших существующих клиентов. Есть задача привлечения новых клиентов, но те клиенты, с которыми мы работаем 10, 15, 20 лет — это для нас самое дорогое. И, конечно, если говорить о преемственности, наш новый имидж очень сильно пересекается с тем, который был до этого. Как в цветах, как и в визуальных каких-то решениях. 

ЕД: Банки наращивают оборот, увеличивают прибыль за счёт кредитования населения, как раз физических лиц. Многие экономисты говорят, что наступил пик максимального кредитования. Я где-то слышала совершенно безумную цифру, что россияне взяли в долг то ли девять триллионов…

АС: Совершенно правильно. 

ЕД: Что дальше? Понятно, что банки активно развивались. Есть ли такое ощущение, что максимума кредитования мы достигли, и какие-то риски сейчас возникают. 

АС: Вы знаете, банки созданы для того, чтобы кредитовать. Другой функции у банка за последние 300 лет не придумали. Это его ключевая и, наверное, самая главная функция. Если посмотреть на перспективу кредитования юридических лиц, то тема номер один в 90-е, 2000-е годы — кредитование. И здесь всегда происходит определённый рост, потому точка насыщения, потому…

ЕД: Нет, я понимаю, сейчас жить в кредит — это норма.

АС: С точки зрения людей, с точки зрения физических лиц ситуация абсолютно идентичная. Начиная с 2000 года пошло активное развитие кредитования и увеличение проникновения, собственно говоря, аккредитования. То, что мы сейчас наблюдаем, где-то здесь находится точка насыщения. Наша задача — помочь человеку на его пути к счастью.

ЕД: На его пути к счастью?

АС: Конечно.

ЕД: А у вас есть кредит? Если это, конечно, не секрет. 

АС: У меня кредита нет. Последний кредит я закрыл полгодика назад. 

ЕД: Мы вашего коллегу Владимира Пухова писали, он сказал: «Да, я банкир, но у меня тоже есть кредиты!» У вас сейчас, получается, нет кредита? 

АС: Да, у меня, что называется, сейчас такой переходный период. Нет новых проектов в жизни. Дети подрастут, я думаю, новые проекты появятся. 

ЕД: В вашей истории есть несколько интересных моментов. Вы из медицинской семьи, могло случиться так, что вы могли тоже куда-то туда завернуть. Я знаю, что у вас есть такой факт биографии: вы даже работали медбратом в школе. 

АС: Ну, да, это было, да. Так сказать, родители дали почувствовать, что же такое медицина. Я пришёл в банк 18 лет назад. 

ЕД: Это очень долгий путь. 

АС: Да, профессия самая консервативная и самая, наверное, старинная. России в этом отношении не повезло. У нас была, так скажем, смена поколений и смена строя, и, конечно, такого старинного понимания банковской системы… Хотя в России XIX века, в России XX века банковская система была одна из самых сильных в мире. Но в профессии у каждого свой путь, каждый сам отмеряет столько времени, сколько ему нужно для достижения той или иной цели. 

ЕД: Почему вы любите эту работу, за что цените? С каким ощущением приходите на работу?

АС: Очень хочется делать качественные вещи. Если хочешь что-то сделать, делай это хорошо. Бизнес банковский имеет свою специфику, развивается несколько по своим законам в обществе, и это конфликт интересов, который будет существовать всегда. Мы работам в сфере услуг. Был такой старый советский фильм: молодая девушка пытается открыть свой ресторан в Советском Союзе, такой замечательный фильм, в котором она хочет изменить совдеповский ресторан, сделать его таким красивым, воздушным, замечательным. И я думаю, определённый романтизм в бизнесе присутствует, и в банковской системе тоже. Хочется сделать действительно серьёзный проект, хочется сделать бизнес-идею, которая бы запомнилась, которая бы людям приносила пользу. 

ЕД: Про личные увлечения спрошу. Мы на съёмках сюжета узнали, что вы увлекаетесь рок-музыкой. Даже, было дело, в школе играли в рок-группе.

АС: Ну, это дела давно минувших дней. 

ЕД: Музыкой уже не занимаетесь? 

АС: Почему? Я люблю музыку разную абсолютно. Люблю слушать какие-то новинки. Это нормально.

ЕД: Я знаю, что летом проходил фестиваль «Усадьба Jazz», и знаю, что ваш банк его поддерживал. Просто любовь к музыке вас подвигла поддержать этот проект?

АС: «Усадьба Jazz», которую мы делали — это проект, который мы делали с нуля. Я рад, что в Екатеринбурге нам этот проект удалось сделать. Всё начиналось достаточно просто. У нас есть такой корпоративный праздник «День семьи». Мы его каждый год на протяжении 15 лет проводим. Он проходит летом, когда все сотрудники семьями приходят, отдыхают. Природа или это спортивное мероприятие, неважно. И это такой очень хороший, добрый день. Учитывая, что жизнь несколько течёт и меняется, нам захотелось сделать такой праздник для горожан. Мы выбрали отличное место. Прекрасное место в Екатеринбурге — усадьба…

ЕД: А вы сами туда ходили, музыку слушали?

АС: Конечно, обязательно, а как же. Всей семьёй. Это то, собственно говоря, что действительно приносит удовлетворение, то, что действительно показывает и нашим клиентам, и горожанам, что нам не всё равно, что здесь происходит. Мы здесь выросли, мы здесь живём, питаемся энергией этого города. 

ЕД: У вас сейчас какая музыка в машине? 

АС: В машине? Гарик Сукачёв, новый альбом. Отличный. Внезапный будильник. 

ЕД: Постоянно говорят в бизнес-тусовке: кризис — не кризис, будет — не будет, и мы задаем такой вопрос экономистам, которые приходят в нашу студию. Хочется ваше мнение услышать: всё-таки ждать или не ждать?

АС: Вы знаете, кризис — понятие очень относительное. Будут ли кризисы? Конечно, будут. Они и сейчас происходят. Вот недавно был кризис в Соединённых Штатах относительно уровня государственного долга. Кризисы, так или иначе, происходят ежечасно. Это вопрос размерности, масштабов. И здесь я в большей степени являюсь оптимистом, потому что кризис восьмого года достаточно серьёзно научил и государство, и бизнес достаточно серьёзно относиться к рискам, которые возникают. Внешние шоки возможны, мы все, конечно, знаем, что независимо от цены на нефть возможно её падение. Случится ли это завтра? Я думаю, нет, через полгода тоже. В целом, если смотреть на ситуацию — да, ситуация за последние несколько месяцев стала хуже, мы уже не так быстро растём, мы говорим о стагнации, мы говорим о некоем остывании. Но самое главное — что мы об этом говорим и ищем возможности для дальнейшего роста. И это самое главное. Это нужно обсуждать, это нужно искать, и, собственно говоря, это то, что дает нам уверенность в завтрашнем дне: либо ты что-то делаешь, либо ты сидишь и ждёшь. 

ЕД: Напоследок предлагаю поговорить о вашей альма-матер — УрГЭУ. Совсем скоро состоится встреча выпускников, и выпускники, надо сказать, достаточно статусные — вы, например. Почему поддерживаете активную связь с ассоциацией выпускников, почему это для вас важно, часто ли общаетесь со своими бывшими сокурсниками? 

АС: Конечно, приятно, что ассоциация сейчас получила новый импульс развития, потому что это важно — поддерживать альма-матер, поддерживать развитие. УрГЭУ на сегодняшний день — крупнейшее образовательное учреждение, и, на самом деле, выпускники УрГЭУ на сегодняшний во всей экономике Свердловской области представлены. Это очень приятно просто потому, что люди, которые проходили там обучение, формируют экономическую мысль на сегодняшний день и в области, и, дай бог, что называется, в России. Вот такое активное развитие ассоциации помогает привлекать всё большее количество людей к теме экономического образования, повышения интереса к экономическому образованию, это первое. Второе — то, что, развивать, собственно говоря, университет, его возможности, то, что он делает, и делать это качественно, делать это хорошо, для того чтобы получать качественный результат. Потому что, когда вы приходите получать высшее образование, у вас всё равно есть некоторые ожидания. Если это образование построено качественно, хорошо, то человек получает очень серьёзный импульс для эмоционального развития, для интеллектуального развития. И, конечно, роль подобных образовательных учреждений очень высока, как с точки зрения развития области, так с точки зрения развития экономики. 

ЕД: Глобальная ваша цель понятна — поддерживать экономическое образование, чтобы оно развивалось. 

АС: Конечно-конечно. 

ЕД: А личная цель? Любопытно ли вам встретить кого-то их тех, с кем вы реально учились, общались? Или таких встреч там будет немного?

АС: На самом деле, периодически я встречаюсь с некоторыми из своих сокурсников. С точки зрения взаимоотношений это удивительно, потому что прошло уже больше 19 лет, и, конечно, старые воспоминания при встрече, что называется, нахлынут с новой интенсивностью. Всегда приятно, потому что студенческие годы — это самая счастливая пора у каждого в жизни. 

ЕД: Вы отличник? 

АС: Да, я закончил с красным дипломом. 

ЕД: Теперь вы президент банка, всё логично.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^