Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Вячеслав Брозовский о вступлении в Комитет гражданских инициатив: «Надо признать, я не утерпел. Если есть такой инструмент влияния, почему им не воспользоваться?»

×
Разговор на Малине 26 ноября 2013 в 17:53
Проблемы с видео?
В материале:

Брозовский Вячеслав

Зачем предприниматель и экс-мэр возвращается в политику.

Смотрите также:

Эфир с Вячеславом Брозовским

Вячеслав Брозовский: «Моя компания больше никогда не будет спонсировать ХК «Автомобилист». Никогда»

Берёзовский по-прежнему под Брозовским? Экс-мэр отвечает на обвинения в коррупции


Екатерина Дегай: Итак, у нас в студии появился ещё один гость, это Вячеслав Брозовский. 

Вячеслав Брозовский: Здравствуйте.

ЕД: Предприниматель, но всё равно политик, так или иначе. Или уже нет?

ВБ: Бывший.

ЕД: Сегодня много говорится про Комитет гражданский инициатив. Приехал в Екатеринбург Кудрин. Не очень понятно, зачем это комитет нужен и зачем он нужен конкретно вам. Но вы в него уже вступили. 

ВБ: Это мнение людей, которые заинтересованы в развитии России и хотели бы участвовать в принятии решений. Кудрин, как и многие, на самом деле, бывший чиновник, бывший человек, который принимал решения.

ЕД: Министр финансов, да. 

ВБ: Для меня Кудрин — один из самых понятных чиновников современности.

ЕД: Так вы думаете? Мне кажется, для многих он до сих пор какой-то не очень понятный. Очень по-разному к нему относятся. С одной стороны, это человек, который был вписан в систему, и это как раз была понятная история, а потом это человек, который вышел из системы, попробовал настроить диалог власти с оппозицией, и как-то это не очень удалось. Тоже не очень понятно. Для вас это кто?

ВБ: Для меня Кудрин — талантливый финансист, стратег и циник. 

ЕД: Циник? Для вас это ценно?  

ВБ: Для меня это ценно. Потому что когда люди пытаются управлять большими федеральными деньгами, они должны быть стратегически заточены и циничны в каких-то моментах.

ЕД: Как же социально ориентированный бюджет?

ВБ: Я недавно проехал от Владивостока до Екатеринбурга, а за нами шёл олимпийский огонь. Мне бы очень хотелось, чтобы перед нами была дорога, а не за нами шёл олимпийский огонь.

ЕД: Немножко непонятно про Комитет гражданских инициатив. Это какая-то оппозиционная структура? Вы же не оппозиционер, вы же всегда находились в диалоге с властью.

ВБ: Я абсолютно не оппозиционер, потому что лучше власть улучшать. Оппозиционеры, которые приходят во власть и пытаются её улучшить, перестают быть оппозиционерами и становятся нормальными людьми. 

ЕД: Да, становятся адекватными в той системе, в которой существуют. 

ВБ: Комитет гражданских инициатив — это не есть прямая оппозиция. Это конституционный орган, который хотел бы, чтобы власть в России была эффективной. 

ЕД: И как вы будете это делать? Что конкретно вы будете сейчас там делать?

ВБ: Я думаю, что там собрались люди достаточно грамотные и достаточно авторитетные, которые могли бы очень много популистских решений изменить, где-то остановить. Ведь не услышали нас, когда социальный налог поднимали, и, в принципе, получили адекватную реакцию бизнес-сообщества. Люди выходят из малого бизнеса, из микробизнеса. 

ЕД: А что вы можете конкретно улучшить, есть у вас какое-то понимание, две конкретные цели. 

ВБ: Да, у меня, на самом деле, не две, а одна конкретная цель: я очень хотел бы, чтобы в России развивалась инфраструктура. 

ЕД: Инфраструктура?

ВБ: Да. Власть увлекается заигрыванием, исходя из того, что происходят выборные процессы, я считаю, мы очень мало влияем на это. Раз мы, бизнесмены, их заработали, вложили в государственную казну, в казну субъекта, то я бы очень хотел, чтобы эти деньги тратились на инфраструктуру, и после больших налогов уже тогда можно больше тратить на социальные нужды.

ЕД: Что вы вкладываете в понятие инфраструктура — дороги? 

ВБ: Дороги, сети.

ЕД: Каждый год гигантские деньги выделяются на дороги в Екатеринбурге.

ВБ: Это не гигантская сумма.

ЕД: Этого мало?

ВБ: Это копейки.

ЕД: 2,6 миллиарда в прошлом году были выделены. И что изменилось?

ВБ: Екатеринбург, который генерирует триллионы денег. Инфраструктура, которая сейчас есть в Екатеринбурге, принесла сегодня те налоги, которые есть. Я не считаю, что в России недостаточно внимания выделяется инфраструктурным проектам. Есть же яркий пример. Мы все время смотрим на Китай. Китай цинично построил дороги, построил электросети, где есть газ — газовые сети. Инфраструктура Китая — отсталой страны ещё 50 лет назад — сегодня намного более развита, чем инфраструктуры европейских стран. Когда задают вопрос, в чём секрет Китая — секрет Китая очень прост: люди потратили налоги на нужные вещи.

ЕД: Что от вас будет требоваться? Вы будете ездить на какие-то заседания, на какие-то встречи? Что вы будете делать?

ВТ: На сегодняшний день, я думаю, это саморегулируемая общественная организация. И тут мы будем собираться вместе. Ещё раз говорю, я пошёл в том числе потому, что там была собрана адекватная компания.

ЕД: Несколько фамилий можно называть. Это Виталий Недельский, Илья Борзенков.

ВБ: Это уважаемы для меня люди. 

ЕД: То есть в одной компании с ними…

ВБ: Можно горы свернуть. 

ЕД: Кстати, есть в этой компании ещё один персонаж, странный для меня (может быть потому, что я не знакома с его деятельностью) — это Василий Мельниченко, который собирается восстанавливать наше село.

ВБ: Интересный дяденька, который много вещает. Для меня интересно, как он действует в своём бизнесе. Я не знаю, насколько эффективно его хозяйство, может быть, он действительно талантливый фермер. Если это так, это замечательно. 

ЕД: Посмотрим, что из всей этой истории получится. Главное, что хочется понять из сегодняшнего разговора, что это не оппозиционная, а вполне адекватная организация людей немного…

ВБ: Повлиять на ситуацию. Вообще, бизнес тихо зарабатывает деньги, а власть громко делит эти деньги. 

ЕД: Мне кажется, вы ото всех этих политических историй отошли, ушли в бизнес. Это возвращение?

ВБ: Зарабатывая налоги, я хочу, чтобы их разумно тратили. 

ЕД: То есть, не можете утерпеть. 

ВБ: Не можем, надо признать. Если есть такой инструмент, почему им не воспользоваться. Это глупо. 

ЕД: Хорошо. Удачи. Я надеюсь, что что-то хорошее из этого получится. Спасибо.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^