Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,66$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,66$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,66$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Только 35 компаний в Екатеринбурге претендуют на звание социального бизнеса

×
Разговор на Малине 11 ноября 2013 в 19:53
Проблемы с видео?

Антон Тодосийчук, управляющий филиала «Ситибанк» в Екатеринбурге: «Причём небольшие компании в социальном бизнесе успешнее, чем крупные».


Екатерина Дегай: Наш разговор пойдёт о премии «Человек года» журнала «Деловой квартал». Мы эту премию будем поддерживать как телеканал, будем на этой площадке работать. Вы тоже активно принимаете участие в этом году. Расскажите, почему. Можно ли как-то оценить значимость этой премии?  

Антон Тодосийчук: Мы, на самом деле, не первый год принимаем участие вместе с «Деловым кварталом». Мы считаем, что это уникальное для нашего региона мероприятие. 

ЕД: То есть для бизнесменов важно какое-то рейтингование, ранжирование? Осознание собственных успехов? 

АТ: Это важно для поднятия статуса нашего региона. Очень важно понимать, что в этой премии сами бизнесмены высказывают мнение об их коллегах, о других предпринимателях, и именно фактор независимости премии придаёт ей дополнительную ценность. Важно отметить участие политической элиты, культурной элиты в этом мероприятии. Мы все понимаем, что бизнес создаёт наш город. 

ЕД: Премия, которая появилась в этом году, — номинация «Социальный бизнес». Вы были одним из инициаторов этой премии. Хочется понять, почему такая номинация возникла. Насколько это важно для бизнеса Екатеринбурга — быть социально ответственным? 

АТ: Мы считаем, что очень важно подчеркнуть важность этого явления — социальный бизнес, социальное предпринимательство в нашем городе. Если мы посмотрим на мировую практику, в последние двадцать лет наметился очень серьёзный тренд создания именно социальных предприятий, социальных бизнесов. Примеры — это обслуживание социально незащищённых групп населения, центры детского развития.

ЕД: Интереснее поговорить про наш город. Я знаю, что на данный момент заявки все на эту номинацию отправлены, приём заявок закончен. Сейчас их тридцать пять, правильно?

АТ: Верно, их тридцать пять. В этом году наша номинация отличается тем, что мы открыли набор заявок через сайт, тридцать пять анкет мы получили. 

ЕД: Так-то для большого города, такого, как Екатеринбург, немного. 

АТ: Конечно, немного. Этих предприятий намного больше. Мы только в начале пути. Может быть, на следующий год будет больше заявок. Мне почему-то кажется, что будет намного больше. 

ЕД: Какие в этом году были? Что компании делают?

АТ: Это компания, например, которая занимается производством экологически чистой продукции. Компании, которые занимаются переработкой мусора и отходов. Это компании, которые ведут образовательные проекты для незащищённых слоёв населения: программы адаптации детей-сирот, социальной адаптации, профессиональной адаптации, подготовки их к вузам. Среди таких известных компаний, которые подали заявки, например, центр «Микрохирургия глаза». 

ЕД: Такую позицию, наверное, чаще всего занимают крупные компании, у которых есть возможность выделять отдельные средства, чтобы быть социально ответственными. Или это так кажется и маленькие компании тоже такие проекты берут на себя? 

АТ: Я бы сказал, что это миф, заблуждение. Размер компании не имеет значения. Скорее даже, если в международной практике взять, небольшие компании, микропредприниматели наиболее успешны именно в социальном бизнесе. Есть такой интересный портал Ashoka.org — международный фонд, который объединяет социальных предпринимателей по всему миру. Там очень много примеров в разных странах, кто становится социальным предпринимателем. Это маленькие компании. Например, в Великобритании это компания, которая решила проблему запугивания детей в школах. В Великобритании не хватает профессиональных психотерапевтов для того, чтобы качественно решать эту проблему — запугивание детей в школах среди старшеклассников, дедовщина в классах и так далее. И одна из психотерапевтов проявила инициативу, сделала профессиональную социальную сеть среди консультантов. В группу вошли волонтёры, в том числе и сами школьники, чтобы помогать тем школьникам, которые сталкиваются с запугиванием, чтобы их адаптировали. И порядка сорока тысяч школьников в течение нескольких лет решили проблему через такое предпринимательское решение. 

ЕД: Раз вы инициировали такую номинацию, просится такой вывод, что вы тоже должны быть социально ответственными. Можете привести примеры? 

АТ: В качестве примера можем привести один из проектов, который мы реализовали вместе со Всемирным фондом охраны природы. Несколько лет назад мы профинансировали посадку одного миллиона кедров на Камчатке. Здесь очень важно не путать программу по корпоративной социальной ответственности с социальным бизнесом. Социальное предпринимательство как явление не имеет ничего общего с программами корпоративной социальной ответственности. 

ЕД: То есть детский садик для детей сотрудников — это немножко другая история? 

АТ: Другая. А вот детский садик для детей-сирот с программами по социальной адаптации — это уже социальный бизнес. 
 
ЕД: Очень много у вас есть разных маркетинговых ходов, в том числе поддержание различных мероприятий. Но есть один ход, который вызывает у большинства людей негативное отношение. Я говорю про активную позицию во всех аэропортах: куда бы ты ни приходил, всё время спотыкаешься о людей из «Ситибанка», которые очень настойчиво, навязчиво предлагают свои услуги. Не могу не спросить: почему этот ход, который так долго всех раздражает, вы продолжаете использовать? Насколько это эффективная рекламная стратегия? 

АТ: В последнее время мы немножко поменяли стратегию. На самом деле, если мы посмотрим чуть глубже, мы увидим, что не только наш банк работает в таком направлении. Есть и другие банки, которые понимают, что где аэропорт, там клиенты имеют время, чтобы получить услугу, и это будут именно те клиенты, которым эта услуга нужна. 

ЕД: То есть несмотря на то, что люди негативно реагируют, это является для вас эффективным методом и вы пока не настроены отказываться? 

АТ: Вы знаете, это достаточно эффективный способ коммуникации с клиентом. Этот метод зарекомендовал себя не только в России. Мы применяем здесь международную практику работы.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^