Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,19$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,19$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,19$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Александр Нагорный: «Гламурная люстра и кирпичная кладка — это класс»

×
Разговор на Малине 30 октября 2013 в 20:26
Проблемы с видео?
В материале:

Нагорный Александр

Шеф-редактор и учредитель Geometria.ru-Екатеринбург знает, где модно. О новом формате клубов — лофтах: «Дом печати», Lift12 — и конкурентоспособных «старичках».

Смотрите также:

Эфир с Александром Нагорным

Александр Нагорный: «Чужой город и одиночество заставляют стать самостоятельным и волевым в принятии решений»

Сергей Тонков: «Находиться в рейтинге лучших медиа-менеджеров России довольно круто»


Екатерина Дегай: Саш, привет!

Александр Нагорный: Привет!

ЕД: Когда мы рассказываем такие истории, для нас очень важно показать, что всё возможно. И твоя история как раз иллюстрирует этот тезис. Ты из простой семьи: папа водитель, мама работала на заводе. Ты с Украины, один в большом городе, съёмные квартиры… И то, как ты начал свой бизнес — яркая иллюстрация, ты просто позвонил: «Можно я буду делать проект?» Так это было? 

АН: Да, это было так. Главное — инициатива и стремление чего-то добиться. Не надо боятся, что что-то может не получиться. Да, что-то может не получиться. Но нужно всё равно пробовать. И этот момент.. наверное, интуиция подсказала. В целом, если бы я не позвонил, не написал, ничего бы не было. Может быть, что-то другое было. 

ЕД: Вы работаете по франшизе, правильно? То есть ты сейчас учредитель. Объясни, какая там есть система.

АН: Есть головной офис в Санкт-Петербурге, который даёт возможность в любом городе заинтересованным людям заняться проектом Geometria на определённых условиях. Это, по сути, была готовая бизнес-модель, которую можно взять и реализовать. Другое дело, у кого как получается. Уже восьмой год мы этим занимаемся, и мы всегда старались идти не просто по проторенной дорожке, а достигать каких-то новых высот в мероприятиях, в проектах, набирать людей, то есть реализовывать проект на таком уровне, чтобы это действительно было интересно, а не просто тупо срубить бабла. 

ЕД: Как ты сейчас, спустя восемь лет, смотришь: было бы круче развивать какой-то собственный проект или всё-таки франшиза? 

АН: На самом деле сейчас мы представляем не столько сайт, сколько агентство. И это агентство, и моя компания «Медиа Промо» готовы развиваться и реализовывать многие вещи. Другое дело, что у нас есть проект, мы за многие годы показали его состоятельность в нашем городе, некий уровень узнаваемости — это всё благодаря нам. Я занимаюсь франшизой, но при этом параллельно развиваю направление, которое исключительно моя инициатива. 

ЕД: Инициатива открыть кафе — это пока просто идея? Это же тоже отчасти способ монетизации того имиджа, который сейчас наработан, это похоже на A1-кафе. Есть такой канал A1, есть магазин для рэп-тусовки. 

АН: Это проект-мечта. В Питере отчасти он был реализован. Когда Санкт-Петербург начал заниматься проектом, была группа людей инициативных, и мы здесь в Екатеринбурге, у нас не было офиса. Мы встречались в кафе и мечтали об офисе. Сейчас мы понимаем, что иметь кафе выше этажом, чтобы это был офис, а левее фотостудия — это идеал. К этому стремимся сейчас с партнёром. Думаю, в ближайшие годы сможем реализовать эту идею. 

ЕД: То есть пока это просто идея?

АН: Естественно. Нужно найти много нюансов, от помещения, финансов до персонала. 

ЕД: Это на самом деле сложный бизнес. 

АН: Конечно. Могу сказать, что за годы работы с партнёрами, с клубными площадками, с ресторанами мы набрались опыта. Мы видим, где что не так, что-то подправить. И очень часто оказываем даже консалтинговые услуги. Бывает, я ловлю себя на том, что мы сидим на встрече с директором клуба, рассказываем, что может быть, а потом думаем: «Чёрт! За это можно получать деньги!»

ЕД: Про ещё одну инициативу хочу спросить: про платный контент. Это то, к чему стремятся все интернет-порталы. Можно, опять же, вспомнить «Дождь», который с этого телевизионного сезона ввёл платный контент. Это очень спорная модель в России, потому что в России интернет-пользователи вообще не готовы платить за контент, который они получают. А у вас стали платными фотографии. 

АН: На самом деле у нас фотографии были платными давно. Вопрос в том, что это HD-качество фотографий. Это фотографии, которые можно распечатать. Качество контента у нас на сайте высокого уровня, и зачастую недобросовестные партнёры могут просто скопировать фотографии с сайта и поставить в журнал, не согласовав с нами. 

ЕД: Хитрые интернет-пользователи способны всё из интернета скачать. 

АН: Естественно. Не хотелось бы злоупотребления, поскольку мы дорожим нашими фотографами, и просто так дарить их шедевральные фотографии не хочется. 

ЕД: Если по-честному, это приносит доход? 

АН: Это крупица. Это просто для того, чтобы пользователи могли понять, что это имеет некую ценность. К этому нельзя относиться как к ширпотребу. 

ЕД: То есть это не способ заработать денег, а фильтр? 

АН: Да, некий фильтр. Мы реально столкнулись с тем, что наши фотографии копируются по сети гигабайтами, и все пририсовывают себе логотип наш и куда угодно ставят. 

ЕД: Но это же вас продвигает, рекламирует, разве нет? 

АН: Действительно так. Просто мы уже прошли период ажиотажа по этому поводу: «Круто! Круто! Нас репостят!» Сейчас уже мы отслеживаем тему, чтобы наш логотип на каких-то непонятных вечеринках не появился. Некий контроль. А насчёт фотографий — у нас много возможностей. Мы готовы дарить всем радость и классные фотки. 

ЕД: Есть такое ощущение, может быть неправильное, как работает «Геометрия»: она собирает вокруг себя некую тусовку фотографов и тех, кто мечтает стать фотографом. Для этих людей вопрос даже не в гонораре, а в приобщении к клубной жизни. Ходить по клубам и называться фотографом «Геометрии» — круто, прикольно. 

АН: Мы пережили этот этап. Сейчас мы действительно достигли уровня, когда можем обеспечить фотографов нормальной загрузкой по съёмкам. И у нас нет такого, что фотограф на зарплате находится. Мы обеспечиваем гонорар за каждую съёмку. Бывает много, бывает мало. Вопрос в том, на каком уровне фотограф снимает, как слышит наши замечания, как развивается в этом направлении. Мы фотоагентство. Классическая модель фотоагентства: нужна съёмка? — у нас есть фотографы. Наше портфолио — это наш сайт. 

ЕД: Ты можешь назвать оборот своей компании? 

АН: Я не буду рассказывать о цифрах. Это не те суммы, ради которых можно сутками сидеть и заниматься делами, отказываться от отдыха, сна спокойного. Это та деятельность, которая реально очень интересна, которая подогревает интерес ею заниматься, а деньги второстепенны. Другое дело, мы умеем взаимодействовать с площадками, с фотографами, ведём мероприятия, вечеринки, умеем организовывать события, и организация события — другой порядок цифр. Можем делать мероприятие с бюджетом в один миллион рублей, можем делать вечеринку в тридцать тысяч. Всё зависит от масштабности проектов. А сайт — это хобби, которое позволяет поддерживать работу редакции. Пока развитие сегмента lifestyle, в котором мы работаем, ещё сложно для понимания бизнес-структур, для компаний. Сейчас у них огромный интерес в адрес социальных сетей. Поэтому мы где-то что-то теряем. Мы не классическая модель городского портала, где есть масса аудитории, мы всё-таки некая избранная аудитория, но не всегда эта аудитория готова доверять партнёрам. Мы с этим работаем и доказываем, что с нами можно работать. 

ЕД: Становится понятно, что это для тебя способ неплохо жить, получать удовольствие, но не большой бизнес. В какой момент и какой порядок цифр это для тебя был бы уже бизнес? 

АН: Когда можно было бы нанять каких-то топовых специалистов с окладной частью в сто тысяч рублей, иметь офис в бизнес-центре класса «А», автомобиль за три миллиона рублей и недвижимость в Европе. 

ЕД: То есть всего этого у тебя пока нет?

АН: Пока нет. 

ЕД: Давай про клубы поговорим. Не так давно приезжал Сергей Тонков, руководитель всего вашего федерального проекта. Он из Екатеринбурга, сейчас живёт в Питере. Один из лучших медиа-менеджеров России. 

АН: Клубная жизнь никуда не денется. Только если запретят ночью молодёжи отдыхать, введут комендантский час. И даже в тот момент будет клубная жизнь. Будут закрытые вечеринки для тридцати человек. Музыку же не запретишь электронную. А она вызывает эмоции, стремление двигаться, танцевать, стремление к общению — его же тоже не запретишь.  

Сергей Тонков молодец, он вспомнил про Luk. Конечно, тогда это был такой андеграундный, знаковый проект. И я там бывал. Легендарное место. Я понимаю, что все эти старички, «динозавры» клубной жизни, они любят вспоминать: «А вот у нас был «Каньон», а вот у нас был Luk». Ну и что? У нас сейчас очень много интересных проектов, просто вы уже выросли из этих проектов. 

ЕД: Расскажи, что сейчас модно?

АН: Сейчас тренды для молодёжи другие. Да, «Дом печати» интересное пространство, лофт-проект. Это здорово. Недавно открылся проект Lift12 — это тот же лофт, только в подвале находящийся. 

ЕД: Тема лофтов — это тренд.

АН: Да, этот тренд дошёл до нас. Здесь не нужно делать глянцевые интерьеры, можно просто обдолбить стену, покрасить лаком кирпичи.

ЕД: Это, кстати, было и десять лет назад. 

АН: Да, но это было на другом уровне. Сейчас повесить гламурную люстру и кирпичную кладку — это классно. Конечно, клубный проект создаёт его команда, не просто интерьер и музыка, которая играет. 

ЕД: Давай конкретно с названиями. «Дом печати» выделяем, проект Lift выделяем, что ещё скажешь? 

АН: Есть классные бары, отличные тусовочные заведения. Есть у нас местные уютные «Брют» и Berry Bar, а есть классные сетевые бары «иксы»Бар XXXX, «Койот». А есть заведения в формате afterpaty, тот же легендарнейший «Подвал». Для кого-то он неинтересный, для кого-то всегда нужно появиться в «Подвале» после пяти часов. 

ЕД: До сих пор.

АН: Конечно. Вся эта инерция осталась и есть. Людям это нравится и интересно. Круто, если будет больше клубных проектов. Это будет поднимать активность аудитории, движения. Будет такое броуновское движение тусовки клабберов между этими заведениями. Каждому достанется.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^