Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Экс-министр иностранных дел ГДР Маркус Меккель о едином учебнике истории России: «Меня это очень удивляет, поскольку напоминает о временах, в которых существовал культ личности»

×
Разговор на Малине 22 октября 2013 в 21:12
Проблемы с видео?

Бывший министр и пастор: о Путине, российской демократии и интерпретации истории.


Екатерина Дегай: В нашей студии появился ещё один гость, так или иначе связанный с Германией — это Маркус Меккель, экс-министр иностранных дел ГДР, в прошлом депутат германского Бунденстага, а сейчас — председатель Народного союза по уходу за военными захоронениями. Здравствуйте! Первое, что хочется спросить: чем занимается организация, которую вы возглавляете? 

Маркус Меккель: На самом деле организация начала свою деятельность по итогам Первой Мировой войны. Сюда также входит уход за захоронениями времен Второй Мировой войны. Но деятельность на территории Российской Федерации активно началась только после 1990 года. Сейчас именно с Россией у Германии налажена серьёзная совместная работа, делаются большие проекты. Например, в прошлом году под Смоленском было открыто очень большое кладбище — захоронение 30 тысяч солдат. Работа серьёзная. Она нацелена прежде всего на примирение между нашими народами, и мы работаем в этом направлении много и серьёзно. 

ЕД: Что конкретно в Екатеринбурге организация делает?

ММ: Вчера в Уральском федеральном университете я прочитал доклад на тему «Осмысление истории как общеевропейская задача». Конечно же, мы коснулись вопросов тоталитарного прошлого в ГДР, в Германии. Вторым пунктом программы было посещение мемориала памяти жертв политических репрессий на двенадцатом километре. И частью моего визита было посещение могил немецких военнопленных на Широкореченском кладбище. Как раз уход за этой могилой и входит в поле деятельности Германского национального союза. 

ЕД: В России существует проблема интерпретации истории. Она всегда у нас стояла остро. Сейчас очень активно обсуждается, например, единый учебник истории. Насколько такая дискуссия актуальна для Германии? Возможно ли там такая история? 

ММ: То, что вы сейчас рассказали, на самом деле меня очень удивляет, поскольку напоминает о тех старых временах, когда существовал какой-то культ личностей, которые мы все хорошо помним. Появление единого учебника истории, на мой взгляд, относит нас скорее к какому-то тоталитарному взгляду. Может быть, авторитарному. Это никак не может быть присуще демократическому обществу. Демократическое общество должно иметь возможность свободно интерпретировать историю, свободно её изучать. И для этого должно быть предоставлено много источников. Если мы имеем одну-единственную книгу, один-единственный учебник, то это вряд ли способствует тому, чтобы произошло осмысление, что было в истории хорошо, что было плохо. Это важно. Именно для России важно, поскольку Россия имеет такую сложную историю. 

В следующем году мы будем отмечать 75-ю годовщину со дня начала Второй Мировой войны. Я помню время, когда мы праздновали 60-ю годовщину со Дня победы. И в этом контексте мы тоже должны понимать, что история неоднозначна. Если мы говорим о России, то Россия празднует всегда именно день победы в ВОВ. Я как немец очень рад, что победил не Гитлер, что победила коалиция, и огромную роль в этом сыграла именно советская армия. Для меня и для всего мира было бы кошмарным сном, если бы случилось всё иначе. С другой стороны, победа в войне неоднозначна для меня как немца тем, что с приходом, например, советской армии были примеры военных преступлений. Мы никуда не денемся от того, что тысячи, может быть даже десятки тысяч немецких женщин подверглись насилию со стороны солдат. И эта тема тоже имеет место быть в истории. И мы не можем говорить лишь только о хорошем или плохом, когда говорим об исторических событиях. 
Когда в России говорят о Второй Мировой войне, и если мы смотрим на все мемориальные доски, памятники, то там стоят даты 1941-1945. Но если посмотреть правде в глаза, война началась гораздо раньше. И в этом солидарную ответственность перед историей несут две большие державы — Россия и Германия, подписавшие 23 августа пакт Молотова-Риббентропа. Война началась 1 сентября вводом немецких войск в Польшу. И продолжилась 17 сентября вводом советских войск в Польшу с другой стороны. Я считаю, что мы несём в истории коллективную ответственность за события. 

ЕД: Давайте от истории отойдём. Когда иностранцы приезжают в Россию, есть взгляд со стороны на нашу современную страну. Как воспринимают Россию там? И насколько кажемся мы демократичными или антидемократичными? Как воспринимается то, что у нас происходит? 

ММ: Сейчас взгляд со стороны на демократию в России довольно неоднозначный. Связано это, прежде всего, с тем, какие законы здесь принимаются. Возьмём во внимание закон о неправительственных организациях, когда организации могут быть названы иностранными агентами, если они получают финансирование из-за рубежа. Это почти приравнивается к криминальному роду деятельности. Все эти процессы говорят скорее о том, что демократия в России находится не на пути вперёд, а имеется тенденция отката назад, к тому, что уже было раньше. Вопиющим примером стал для нас Ходорковский: о независимых судах, которые должны обеспечивать соблюдение законности в России, пока говорить ещё рано. 

Отношение к международной политике, которую сейчас проводит Россия, тоже нельзя считать однозначным. С одной стороны, тот пример, который Россия показала в урегулировании конфликта с Сирией — это замечательный вклад в стабилизацию обстановки. Это действительно много принесло мировому сообществу, чтобы ситуация разрядилась. Это невозможно не признать. Но, с другой стороны, если мы посмотрим на политику, которую Россия проводит по отношению к своим странам-соседям (Украина, Молдавия), это говорит о том, что Россия не готова и не смогла признать до сих пор их независимость, что она не может диктовать им условия. Стремление этих стран к Европейскому Союзу и Россия, которая всяческими силами этому не способствует, — это процессы, которые невозможно трактовать однозначно. 

ЕД: Наша страна недавно пережила несколько масштабных выборных кампаний. Ваша страна тоже.  Как вы можете характеризовать политическую жизнь вашей страны сейчас? 

ММ: Ситуация в Германии после прошедших выборов непростая. Прежде всего, Ангела Меркель со своей партией получила достаточную поддержку населения и, естественно, является ведущей силой в парламенте. Но проблема в том, что её давний коалиционный партнёр, либеральная партия, не прошла в этот раз в парламент. И в этом состоит сейчас основная интрига внутренней политической обстановки Германии. Сейчас идут интенсивные переговоры по формированию большой коалиции, которая должна, видимо, сложиться в немецком парламенте, появляются новые тенденции, выкристаллизовываются новые взаимоотношения, которые раньше не брались во внимание. Например, возможно будет более тесное сотрудничество партии христианских демократов и партии зелёных. Об этом раньше речи не было. Мы все с интересом наблюдаем за тем, что же в конечном итоге получится. Но если вы так со стороны наблюдаете изменение в расстановке политических сил Германии, то для вас, наверное, не должно иметь большого значения, какая коалиция сложится и какие партии будут реально делать политику в Германии. Для вас важно, какая будет внешняя политика в Германии. А сейчас ситуация характеризуется тем, что внутри партий достигнут консенсус о том, какой должна быть внешняя политика Германии. И какой бы ни был альянс, какая бы ни была расстановка сил в новом германском правительстве, большого значения для внешней политики это не имеет. 

ЕД: Последний, личный вопрос. Вы изучали теологию и даже были пастором. Как соединяются религиозное прошлое и политическое настоящее? 

ММ: Я вырос в семье евангелического священника. Мой отец служил в церкви. Во времена нацизма он принадлежал к группировке церкви, которая выступала против национал-социализма. В биографии моего отца есть и такой момент, что он был офицером Вермахта. Он воевал и в 1945 году попал в советский плен, где пробыл четыре с половиной года. Война закончилась, он вернулся из плена и снова стал пастором. Именно церковная среда в то время в ГДР давала гораздо больше свободы для личного роста, чем обычная среда, в которой жили все остальные.

Страница в истории немецкой церкви, связанная с противостоянием гитлеризму, сыграла свою положительную роль и в дальнейшем, поскольку советскими оккупационными властями церковь была признана частью немецкого сопротивления и не была запрещена, более того, разрешалось проводить уроки с детьми. Церковные общины были независимы от общей политической жизни в Германии. Свобода, которая имелась в церкви, характеризовала свободу суждений, свободу дискуссий, которые велись тогда только там, потому что в обществе, насколько мы знаем, это было запрещено. 

После 10 класса я вынужден был уйти из нормальной школы, поскольку позволил себе критическое высказывание по поводу ввода советских войск в Чехословакию. После этого я получил церковное образование, которое сыграло мне на руку, потому что было хорошим и было свободным.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^