Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -22°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,32$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -22°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,32$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -22°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,32$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Бизнесмен Константин Попков: «Опасно учить молодых делать деньги, если в голове нет никаких ценностей, кроме потребления»

×
Разговор на Малине 18 октября 2013 в 20:24
Проблемы с видео?
В материале:

Попков Константин

Владелец ювелирного бизнеса и бизнес-тренер — о молодых предпринимателях и светских ценностях.

Смотрите также:

Эфир с Константином Попковым

«Если у меня отнимут бизнес, но останется команда, в любой точке земного шара мы построим новый»


Ольга Чебыкина: Здравствуйте!

Константин Попков: Здравствуйте!

ОЧ: А сразу чувствуется, что вы бизнес-тренер. Такими установками говорите. Можно водичку перед телевизором заряжать. У вас несколько сфер деятельности. Вы размениваетесь? До сих пор не нашли себя? Или вы, наоборот, суперорганизатор, на автопилоте уже всё работает? 

КП: Скорее всего, я нашёл себя именно как руководитель, как педагог, учитель по призванию, по образованию. И даже в своём бизнесе я занимаюсь в основном развитием людей. И свой успех я измеряю не количеством бизнесов, которые я смог открыть, купить, а количеством лидеров, которых я смог взрастить, воспитать, кому я смог доверить управление. И благодаря этому получается так, что направления разные, поскольку отражают разные мои интересы. Опять же, у нас в команде появляются такие люди, у которых есть такие таланты. Так у нас появилось кафе, у нас появился ювелирный бизнес. Всё-таки моя основная задача — следить за тем, чтобы культура, которую мы строим в нашем бизнесе, сохранялась, приумножалась, и поэтому у нас появляются новые проекты. 

ОЧ: Получается, вообще не важно, в какой сфере. Для вас важна организация и создание команды. Сделать так, чтобы всё работало.

КП: Нельзя сказать, что совсем не важно. Меня всегда тянуло ко всему красивому, вкусному, изящному. Этим обуславливается, наверное, выбор сфер, где мы работаем. Кофе я люблю, как и вкусно поесть, красивые украшения, как и красивых женщин. 

ОЧ: Хочу спросить про образовательные процессы, про бизнес-инкубатор для молодых людей. Это менторство в вас однозначно присутствует. Что это такое? Зачем это вам?

КП: Началось, наверное, ещё вообще в детстве, благодаря книжкам Крапивина. С тех пор появилось желание что-то делать необычное. Ну и тот, кто не стремился изменить мир в молодости, рано состарился. Поэтому, будучи студентами, мы пытались как-то изменить мир своими лекциями, семинарами. Потом поняли, что бесполезно пытаться менять весь мир, нужно найти именно ту категорию людей, кому это надо. И это как раз молодые лидеры-предприниматели, с кем я и стал работать.

ОЧ: Мы часто обсуждаем новое поколение. Многие из тех, кто были здесь, скажут про 20-25-летних, что это люди, которые не хотят работать, они хотят творить. Да, они могут выдавать креативные идеи, но у них фантастические проблемы с рутиной. Вы с этим согласны? 

КП: Я и согласен, и не согласен. Согласен в том, что подавляющее большинство так называемых стартаперов, к сожалению, такие. Всю жизнь в глубоком стартапе проводят. Поэтому моя задача — выявить других людей. Тех, у кого есть ответственность и желание работать. В нашей программе для молодых предпринимателей три главные цели. Первая: вначале снять все иллюзии и мифы по поводу предпринимательства. Те, кто хотят просто делать деньги, но не хотят работать на дядю — это не к нам, это люди, которые вообще работать не хотят. Мы же объясняем, что предприниматель должен работать больше всех и на очень большое количество разных дядь. Безответственности в бизнесе делать нечего. Второй аспект — это формирование личности предпринимателя. И здесь мы говорим о таких вещах, как держать удар, работать с людьми, брать на себя ответственность. А собственно инструменты бизнеса — это на третьем месте. В основном все программы как раз с третьего и начинают. 

Вообще опасно учить молодёжь делать деньги, если в голове не сформированы никакие ценности и цели, помимо потребления. Нам таких предпринимателей не надо. Нужны созидатели, люди ответственные, которые думают не о том, как сделать быстрые деньги, а как строить предприятие, делать рабочие места, улучшать окружающий мир. 

ОЧ: Да, вы говорили в сюжете, что испытание деньгами немногие проходят. Драматизм в этом был какой-то. Можете раскрыть побольше, что это было?

КП: Драматизм был, действительно. Мы стали зарабатывать приличные деньги, и здесь была проверка на надёжность, истинные мотивы и ценности людей. Наверное, каждый предприниматель проходил через подобное. Некоторые люди предприняли попытку увести бизнес и попытались уволить меня. Из тех, кто как бы был в нашей команде. Момент истины — разговор с коллективом — расставил все точки над i. Кто-то сказал, что бес попутал, попросили прощения. Кто-то сказал, что пакует чемоданы и уходит. Самое главное, что это заставило нас чётко сформулировать наш внутренний кодекс и более чётко обозначить наши ценности, несоответствие которым несовместимо с тем, чтобы у нас работать. 

ОЧ: Можете тезисно назвать?

КП: Их четыре. Наше главное кредо номер один, закон нашей компании — служить клиенту. Мы даже так это и называем — «самурайская преданность клиенту». Кто не готов служить, не любит обслуживать людей — это не к нам. Вторая ценность — отношение хозяина. Когда, по сути, директор каждый, только над своим рабочим местом. Третье правило — это командная работа. Кто не уважает других людей, тянет на себя одеяло, с ним мы расстаемся. Четвертое правило простое — повышать свой профессионализм, учиться всегда, везде, всему. Но без первой ценности всё было бы бессмысленно. Бизнес — это всё-таки служить клиенту. 

ОЧ: Многих людей вы уволили за свою длинную бизнес-историю?

КП: Правильней сказать, я многих не взял. К нам не так легко попасть. Я всегда шучу, что проще попасть в Триаду или Аль-Каиду, чем к нам. Мы отчень тщательно отбираем людей именно на предмет моральных качеств. Я хлебнул в той ситуации, мне второй раз такого не надо. 

ОЧ: Совместимы ли вообще эти два понятия: нравственность и бизнес? 

КП: Не то что совместимы, я считаю, что они неотделимы одно от другого. Любой бизнес строится над доверии. Если нам не доверяют, мы теряем клиентов или партнеров. А доверие зарабатывают тем, что держат своё слово. 

ОЧ: Ещё в сюжете я услышала фразу: «Даже если у нас отнимут бизнес…». Само это слово «отнимут». Вы чувствуете угрозу со стороны государства или угрозу изнутри? Кто может отнять ваш бизнес?

КП: Я периодически размышляю над этим. Но точно не государство. Слава богу, с государством у нас всё в порядке, мы сотрудничаем и дружим. Изнутри не отнимут точно. Периодически, конечно, появляются люди, называющие себя предпринимателями, которые бизнес делают не на том, чтобы создавать что-то для людей, а на том, чтобы присвоить себе. Видимо, люди ещё не поняли, что времена изменились и сегодня это не так легко сделать, тем более у умных людей.

ОЧ: Я правильно понимаю, вам комфортно в нашей стране делать бизнес? Многие приходят и говорят, что их со всех сторон душит система, меняется законодательство. 

КП: Таковы правила игры, и их нужно соблюдать. Такие законы, такое правительство. У нас такая зима, но мы же не можем изменить климат, поэтому приходится в нём жить. И мы не замечаем, что климат такой, просто одеваемся теплее. Я считаю, что у нас в России вполне нормальные условия делать бизнес. Допустим, мои партнёры и коллеги в Италии плачут, жалуются и обвиняют правительство, говорят, что у них невыносимые условия. Я ещё не встречал людей ни в одной стране, которые бы сказали спасибо правительству за идеальные условия ведения бизнеса. Ни один народ не бывает доволен своим правительством. Есть поговорка, что карманнику виден только карман. А Чехов говорил, что голодная собака верит только в мясо. Поэтому каждый верит в своё. 

ОЧ: Как вы относитесь к такой ситуации, когда даже успешные люди говорят своим детям: «Учи английский язык, может, тебе повезёт, и ты свалишь отсюда делать бизнес не здесь». Вам европейская, западная культура ведения бизнеса и жизни вообще ближе, чем наша? Или вы отсюда не уедете никогда?

КП: Я не планировал уезжать, но ребёнку своему сказал учить английский. Он изучает два языка, английский и испанский. Он даже немного говорит и на английском, и на испанском в свои шесть лет. Думаю, моему сыну надо готовиться к тому, что мир — всё-таки глобальный рынок, и находясь здесь, мне приходится, допустим, вести дела с людьми в Америке, в Европе, в Азии. Где конкретно находиться, он решит. Я сваливать не собираюсь точно. 

Что касается масштаба деятельности и арены для реализации своих возможностей, здесь нужно, конечно, мыслить глобально. Наше кафе, казалось бы, совсем крошечное заведение, тем не менее, наши гости сравнивают его не с другим заведением в Екатеринбурге, а с кофейней в Милане, Париже. Мыслить нужно глобально, а добиваться успеха локально. 

ОЧ: Все мысли о загранице у вас связаны с тем, что это масштабирует вам бизнес и расширяет вас как человека. То есть это не желание покинуть нашу родину. 

КП: На этом этапе да. Я никогда не рассматривал возможность покинуть её навсегда. С другой стороны, бываю за рубежом так часто, что начинаю задаваться вопросом: а где ты на самом деле живёшь? 

ОЧ: Многие медийные лица, от Сары Коннор до Ирины Хакамады, предпочитают ваши украшения. Это клёво и почётно. 

КП: Да, мы этим гордимся. 

ОЧ: В чём специфика этого бизнеса? Насколько сильно на нём сказался кризис? В 2008 году стали меньше ювелирных украшений покупать или больше? 

КП: 2008 для нас был самый успешный год. Мы заработали страшно сказать какие деньги. Этот год был для нас по-настоящему успешным. На ювелирном рынке, который зависит от цены золота, реально были проблемы. Кроме того, средний класс перестал что-либо покупать. Стали экономить, беречь наличные. Но мы работаем с верхним ценовым сегментом и в украшениях делаем ставку на дизайн и природные материалы, то есть от золота практически не зависим. Мы используем золото, бриллианты, у нас есть специальная линия для этого. Портрет нашего потребителя — это люди, которые ценят всё уникальное, подлинное, настоящее и со смыслом. И делая такие вещи, мы находим путь к сердцам этих людей. И мы видим потом этих людей в телеэкране, они в интервью умудряются рассказывать об украшении. Я этим горжусь. 

ОЧ: То есть вы работаете с той аудиторией, которой кризис не страшен. Поэтому кризис не страшен вам.

КП: Да, так правильней сказать. Мы не делали специально такой выбор. Вещи, в которых есть дизайн, уникальный замысел — те, кто это ценят, им кризис не страшен. А тем, кто готов купить подделку западного бренда, кризис страшен, поэтому они подделки и покупают. Наши изделия недешёвые. Цена отражает ценность и художественный замысел. У нас в компании работают художники. 

ОЧ: Вы же в любом случае тенденции отслеживаете. Воспитался ли вкус тех женщин и мужчин, которые посещают светские рауты и могут позволить себе дорогие украшения? Воспитывается российский потребитель? Растёт число тех, кто может заценить то, что делаете вы? 

КП: Мне кажется, растёт. Люди всё чаще и чаще бывают за границей, покупают там недвижимость, начинают себя относить к европейцам и носить то, что всем приелось, становится дурным тоном. У нас была очень смешная история. Нас пригласили друзья в Черногорию познакомить с другими достойными людьми. На приёме моя жена была в наших украшениях, сделанных нашим дизайнером. Дамы, сидевшие напротив, впились в них и долго расспрашивали, где можно подобное найти, где заказать. Такие люди сегодня тяготеют ко всему уникальному, эксклюзивному, потому что понимают, что надо как-то выделяться, отличаться, подчеркивать своё истинное я. 

ОЧ: Это светская смерть — прийти на раут в одинаковых платьях или одинаковых украшениях. Вопрос про эстетство: вот вы воспитывались в романтике скаутской «Каравеллы». Про Крапивина уже упоминали. Понятно, что это брутальная достаточно штука. А теперь занимаетесь ювелирным бизнесом, что однозначно возглавляет пирамиду каких-то буржуазных ценностей. Нет ли у вас внутреннего конфликта? «Каравелла» — и ювелирный бизнес для суперженщин и мужчин. Вы где настоящий? 

КП: Настоящий я сейчас. Но шёл к этому с детства. Были обстоятельства, которые действительно хотелось изменить. С другой стороны, формировалась способность не зависеть от внешних условий и определять свою жизнь исходя не из того, что вокруг тебя, а из того, кем ты хочешь быть и о чём мечтаешь. Вот, наверное, этому-то Крапивин и научил. 

ОЧ: Получается, аскетичные условия в детстве и юношестве — это толчок, мотор «я хочу это преодолеть и перейти в другой социальный слой»? 

КП: Человек может совершенно по-разному воспринимать своё окружение. У меня не было мучительного состояния: «Так плохо! Я хочу вырваться из этого!» В детстве меня вполне устраивало, где я жил, с кем жил. Было время, когда я брал академический отпуск и снимал квартиру в бараке. Это было прекрасное время. Я там жил со своими друзьями. Это был некий штаб студенческой внеучебной жизни. Вместе с тем, я всегда мечтал, что когда-нибудь смогу добиться чего-то и построить что-то стоящее. Сейчас приятно вспоминать то время. Это время, когда формировались мои убеждения, мои взгляды на жизнь. Что касается дорогих украшений, у меня отношение к этому как у художника. Я всегда любил рисовать и сейчас люблю иногда. Создавая красоту, ты не становишься рабом этой красоты. Ты создаешь красоту, в данном случае, для кого-то. Это не может не радовать, не может не вдохновлять. 

ОЧ: Последний вопрос. Некоторые наши герои общаются с супругами на фейсбуке. Вы сказали, что бизнес для вас на первом месте. Это нормально — с женой по фейсбуку общаться? В открытой ветке?   

КП: Ну с женой я общаюсь, слава богу, не только по фейсбуку. Сказав, что бизнес на первом месте, я также имел в виду, что он не идёт вместо семьи. Бизнес в нашем случае — наше общее дело. Это семейный бизнес. Поэтому она заинтересована в его процветании и развитии нисколько не меньше меня. Мы, как познакомились, всегда работали и создавали что-то вместе. Это наше общее детище, помимо ребёнка, которого мы воспитываем.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^