Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Копирайтер Евгений Примаченко о своем найме в Wieden+Kennedy: «Когда я спросил: «Why me?» — получил шикарный ответ: «Ты меньше всех подходил»

×
Разговор на Малине 1 октября 2013 в 20:49
Проблемы с видео?
В материале:

Примаченко Евгений

О том, почему самый титулованный копирайтер России теперь живет в Голландии.

Смотрите также:

Эфир с Евгением Примаченко

«Приглашение на работу в «Wieden+Kennedy Amsterdam» я нашёл в фейсбуке среди спама»


Екатерина Дегай: Жень, привет!

Евгений Примаченко: Привет!

ЕД: Я знаю, что пока ты ехал к нам на эфир, ты застрял в пробке. Сильно отвык от пробок?

ЕП: Да. В Амстердаме я выхожу за пять минут до того, как мне надо быть в любом месте, и через пять минут я в этом месте. Немножко отвык.

ЕД: Прикольная у тебя, на самом деле, история! Уралмашевский парень, который даже не получил высшего образования, стал самым награждаемым копирайтером в России, а сейчас работает в крутом рекламном агентстве в Амстердаме. Это круто. 

ЕП: Спасибо. Так сложилось. Хорошо, что так. 

ЕД: Предлагаю поговорить про рекламу. Последнее рекламное событие в твоей жизни — ты был членом жюри на московской фестивале Red Apple. Прикольно, что там было много екатеринбургских агентств и много наших, получается, призов. Это и «Восход», и «Космос», и Street-Art.

ЕП: Red Pepper гран-при взял.

ЕД: А ты там жюрил, получается?

ЕП: Да.

ЕД: Это имело значение, или у нас прямо такая объективная мощь наших рекламщиков? 

ЕП: В жюри нас было 14 человек. 14 состоявшихся профессионалов, на которых в принципе повлиять никак невозможно. Единственное, что могу сказать — я не голосовал за работу «Восхода». Я не могу честно и без души оценивать работы «Восхода». Все остальные награды практически всегда были единогласны. Про гран-при могу рассказать, что там же было в итоге два гран-при: одно досталось Red Pepper, а другое досталось Absolute. Это супер-упаковка, которая собрала там золото всех мировых рекламных фестивалей. Так вот, десять голосов было за Red Pepper и девять голосов за Absolute. В итоге решили давать два. Всё честно.

ЕД: В рейтинге самых награждаемых креативщиков России верхушка — это всё «Восход». И ты там тоже есть. Это, наверное, очень греет душу. Это, наверное, как бизнесмены себя в Forbes наблюдают. 

ЕП: Я только не совсем понимаю, зачем нужен этот рейтинг. Ну ладно. 

ЕД: Нет у тебя такого ощущения, как в той истории про ударника, который ушел из Beatles за десять дней до их ошеломительного успеха? Ты вот уехал из Екатеринбурга, а Екатеринбург сейчас такая столица русского рекламного креатива. 

ЕП: Нет, нет такого. Ну как. Там был 2011 год, у меня были определённые цели в Екатеринбурге, одна их которых — добиться того, чтобы «Восход» стал рекламным агентством №1 в рейтинге креативности, взять Каннского льва, что случилось в 2011 году. Я чувствовал, что могу со спокойной совестью уходить. 

ЕД: Твоя история — это такая история мечты, та самая вершина, которую нужно покорить: хоп, и уехать куда-то там, в забугровое рекламное агентство. Есть у тебя сейчас понимание потолка карьерного роста? Когда-то ты стремился к тому, чего сейчас добился, а что сейчас тебе нужно? 

ЕП: Я не знаю, если честно. Я просто хочу жить и работать. У меня нет какой-то чёткой цели в Амстердаме, я просто хочу делать свою работу хорошо. 

ЕД: Поговаривали, что вы обслуживали «Билайн», это был один из ваших крупных клиентов, и отчасти по их рекомендации, потому что им нужен был копирайтер в европейском агентстве, они поспособствовали этому. Это утка или можно сказать, что это так? 

ЕП: Если честно, не знаю. Хорошо, если так. Для меня история моего найма покрыта мраком тайны. У нас был супер-HR в Wieden+Kennedy по имени Кит Уайт. Он сейчас живёт в Лос-Анджелесе. Кит! Если смотришь — хеллоу! Он очень особенный человек. Они долго искали русского креативщика, потому что им нужен был русский копирайтер под «Билайн», который просто бы понимал инсайд. Я знаю, что они долго искали кого-то в Москве, потом каким-то образом вышли на меня. Я съездил к ним на собеседование в декабре и в феврале переехал туда. Спустя долгое время, когда мы уже стали друзьями с Китоном, я его спросил, why me? У него был шикарный ответ. Он сказал: «Ты меньше всех походил». 

ЕД: Он расшифровал свою мысль? 

ЕП: Wieden+Kennedy — это, я уже говорил, особенное агентство. У них очень интересный микроклимат. И они знамениты тем, что берут на работу людей, которых бы, наверное, ни одно другое агентство не взяло. Они много берут художников, писателей — людей, которые к рекламе отношения не имеют никакого. 

ЕД: Это нереально крутое агентство. За «Just do it»  только можно…

ЕП: 25 лет «Just do it». Но это не я, это Вайден или Кеннеди. 

ЕД: Но вы там работаете. 

ЕП: Награды в Wieden+Kennedy не стоят в одном месте — они беспорядочно раскиданы по всему агентству. Наш слоган —  «A white wall is a missed opportunity». Вообще, слоган Wieden+Kennedy — это «Fail Harder». Некоторые наши награды находятся в туалете. Это очень китчево, но…

ЕД: Это такое отношение к наградам?

ЕП: На самом деле, награды очень важны. Просто если нам дают награду, то мы радуемся, говорим спасибо. Наверное, награды в туалете — это способ всем молодым креативщикам, которые приходят с мыслю о том, что сейчас они буду писать вещи специально под фестивали, ярко показать, что это тут не важно. 

ЕД: Есть такое ощущение, что очень любят на международных фестивалях давать награды антивластным, что ли, проектам. Как ты думаешь?

ЕП: Это хороший вопрос. Я думаю, что креативность в любом случае стоит на первом месте. Если в рекламной работе нет ничего, кроме какого-то политического месседжа, то она ничего и не возьмёт. Но я думаю, что это просто то, что людей волнует. Мы всё равно все люди, и жюри тоже люди. Если их волнует какая-то определённая социальная тема, то если ты сделал это хорошо, то, может быть, да, больше шансов на приз.

ЕД: Есть ещё мода считать, что у нас тут такой путинский режим кровавый. И всем, кто его немножко подковыривает, нужно аплодировать. 

ЕП: Ну, может быть. Я не знаю. Это надо у иностранцев спрашивать. Я абсолютно аполитичный человек. 

ЕД: Хочу спросить тебя про агентство. Есть у нас такая информация, что из 130 человек вашей команды только 10 голландцев. Это так?

ЕП: Не знаю, сколько сейчас, но в тот момент было примерно так.

ЕД: Это специально так делается? Потому что нужны разные люди с разными ментальностями, разными подходами?

ЕП: Специфика Wieden+Kennedy Amsterdam  в том, что мы делаем глобальную рекламу. Практически все заказы, которые мы делаем, это заказы на мир, на разные страны. Есть вещи, которые русский человек придумать просто не в состоянии, потому что он, например, просто не родился в Португалии. Есть вещи, которые португалец придумать не в состоянии, потому что он просто не родился в России. Коллаборация, которая в Wieden+Kennedy происходит — это такой маленький Вавилон. У нас где-то 30 национальностей. Недавно египтянин появился. Мёрзнет

ЕД: Какие отличия между российской и голландской рекламой? 

ЕП: Хорошая реклама и в Африке хорошая реклама. Я продолжаю находить некие параллели с «Восходом», которые мне доказывают, что я здесь не случайно оказался. Wieden+Kennedy — это семья. Большинство из нас приехало одни. И мы все держимся друг за друга. 

ЕД: Ты часто рисуешь комиксы. Видела у тебя на фейсбуке такую картинку: за год до эмиграции и после. Отличие было такое: герой этого комикса ударяется ногой об стол и матерится — до отъезда по-русски, через год по-английски. В этом вся разница. 

ЕП: Да, весь юмор комикса в этом.

ЕД: У тебя есть щемящая тоска по родине?

ЕП: Есть, конечно. У меня здесь вся семья. С другой стороны, у меня появилось чёткое ощущение, что Амстердам мой дом. Я приезжаю в Амстердам — я дома. 

ЕД: Как ты там устроился? Там, наверное, дорого жить? 

ЕП: Нет, не так дорого, как в Москве. Уровень жизни хороший. Еда мне не нравится. Там все сэндвичи кушают. И кушают супы-пюре, чтобы в них сэндвичи макать. Я только что обедал с другом-американцом, который сейчас в «Восходе работает, он тоже взял суп и тоже макал туда хлеб. При всех минусах есть очень много плюсов и здесь, и там. Я не бежал из Екатеринбурга, он мне всегда нравился. У меня не было цели убежать из города, я люблю Екатеринбург. Просто появилась возможность поработать в очень интересном месте. Я не мог отказаться.

ЕД: Нет ощущения, что ты впитываешь все западные ценности? Видела у тебя в ФБ фотку, где был какой-то гей-парад в Амстердаме — это же тоже толерантность к меньшинствам. Ты такой прозападный человек со всеми этими ценностями? 

ЕП: Я толерантность к геям не считаю западной ценностью, я считаю это человеческой ценностью.

ЕД: Ты толерантен?

ЕП: Да. Права геев — это для меня права человека. Я не навязываю это никому, это просто мое мнение. Я против гомофобии и расизма. Я не думаю, что это западная ценность, я думаю, что это просто адекватное мышление. Но это я так думаю, меня так воспитали.

ЕД: У нас есть для тебя маленькое задание. Мы тебе покажем несколько знаменитых слоганов, а ты должен будешь попробовать их применить к каким-нибудь другим брендам. Итак, первый: I’m lovin' it!

ЕП: Хм. Надо придумать что-то противоположное этой компании. Например, «Бондюэль».

ЕД: Самый легендарный слоган, фактически родной для тебя: Just do it.

ЕП: Я не могу. У меня слишком большое уважение к этим трём словам. Это чистой воды Nike. 

ЕД: Третий слоган: Connecting people.

ЕП: Самая знаменитая шутка — водка. Пожалуй, так и оставим.

ЕД: Четвёртый: A taste of paradise.

ЕП: Я даже не знаю, что это, на самом деле. Должно быть что-то белое. Хотя нет, интереснее это сделать это не едой, потому что это однозначно еда. Например, если это реклама страны, пусть будет Россия.

ЕД: О, мы придумали нам национальную идею! На самом деле это слоган «Баунти». И последнее: Yes we can.

ЕП: Это пусть будет Ройзман. Ройзман. Yes we can.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^