Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -23°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,96$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -23°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,96$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -23°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,96$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Константин Ивлев, концепт-шеф и телеведущий: «Я медбрат, а Летучая — медсестра. Мы помогаем людям»

×
3 октября в 12:09
Проблемы с видео?
В материале:

Ивлев Константин

Концепт-шеф, теле- и радиоведущий Константин Ивлев рассказал Malina.am, как превращает убыточные рестораны по всей стране в прибыльные, зачем приехал в Екатеринбург и сколько стоят его услуги по запуску новых заведений.

Подкаст

— Вы проводите дегустационный ужин в екатеринбургском ресторане Le Bourg 1905 Олега Ананьева. Зачем вам это? Вы так зарабатываете?

— Это никакой не способ заработать, я к этому не имею никакого отношения. К этому имеет отношение администрация ресторана и правильно делает. Три с половиной тысячи рублей, на самом деле, небольшие деньги для шести подач.

За что платит человек, который приходит в ресторан? За атмосферу и за еду. Там достаточно интересная, вкусная, интересная еда. Я-то приехал по дружбе, потому что с Олегом Ананьевым мы знакомы много лет — ещё с тех времён, когда я здесь работал. И всё это время мы поддерживаем дружеские отношения. Его шефы постоянно приезжают ко мне учиться, подпитаться. Но и я получил свои дивиденды — приехал сюда, живу в отеле (смеётся). А вообще я такого почти не делаю. Олег попросил меня приехать, и я с большим удовольствием это сделал.

Олег Ананьев и Константин Ивлев / Malina.amОлег Ананьев и Константин Ивлев / Malina.am


Бывает, что я приезжаю куда-то на гастроли и готовлю — вот там есть гонорарные системы и тому подобное. Здесь всё чисто на дружбе.

— Зачем вы снимаетесь на телевидении?

— Я снимаюсь уже на протяжении 15 лет, и, без ложной скромности, я один из немногих шефов, ставших знаменитыми и со стороны профессиональной тусовки, и не только.

Для чего мне это нужно? Чего греха таить: в первую очередь, это популяризация. Как любой художник, я хочу, чтобы люди увидели мои картины, мои песни — мои блюда. А если мне говорят, что я умею это делать, то почему бы и нет?

Второй момент. Телевидение — это хобби, если честно. В большей степени я люблю свою основную работу, и рестораны приносят мне и больше денег. А телевидение — просто хорошее хобби, которое доставляет приятные моменты жизни, популяризацию, рекламные контракты — те же деньги.

— Правда ли, что после участия в шоу «На ножах» заведения становятся прибыльными? Или это просто рекламный трюк? Вы следите за героями после окончания съёмок?

— Со многими людьми, которым мы переделываем заведения, у нас остаются человеческие, а с кем-то — и профессиональные отношения. Я всегда с большим удовольствием делюсь опытом, оставляю свои координаты, и люди могут потом мне позвонить и задать те или иные вопросы. Все заведения, которые послушали мои советы и остались в той переделке, которую мы им сделали, выжили и работают очень хорошо.

Мы же делаем это не просто так. Конечно, это шоу, но оно не высосано из пальца. Я реально придумываю людям концепцию — по состоянию их финансов, персонала, по тому, что они из себя представляют. Как врач, ставлю диагноз и потом понимаю, что надо сделать.

Например, в Ярославле мы переделывали заведение «Хлебсоль» в пельменную, и хозяйка — нищебродка, другого слова не найду, — она такая: «О-ой, пельменная…» Я говорю: «А что ты хотела? Чтоб я тебе «Пушкинъ» открыл? Ну, я тебе его открою, как ты его тут удержишь? Как?!» Люди этого не понимают. Это, кстати, характерная российская история. Все почему-то хотят «Мерседесы» по цене «Жигулей», хотя у всех четыре колеса и один руль, одни и те же функции.

Те, кто слышал, слушает и дальше несёт то, что я им дал, вылезают из ямы. Кто нет, это их право. Часть ресторанов — небольшая, процентов 15, что очень хорошо, — всё, сгинула.

Они должны винить сами себя. Люди, которые открывают бизнес, в частности ресторан, должны понимать, что у людей, которых они берут на работу, есть семьи. А когда люди без головы открывают бизнес, затягивают туда людей, а потом задерживают зарплату — непонятно, как бизнес строят. Все думают, что ресторан — это плита, стол, какой-то чувак из бывших союзных республик на кухне и девочка-малолетка в зале, и с этим мы заработаем миллион. С какого фига-то? Нет. Если делать через одно место, то и получится через одно место.

— Запуск шоу «На ножах», где в отличие от «Ревизорро» заведения переделывают, — это сознательный шаг канала в сторону созидания?

— То, что сделал канал, я считаю очень правильным. Я медбрат, а Летучая — медсестра. Мы помогаем в первую очередь вам, людям. Ресторан — это конфета, у которой есть начинка и обёртка. Обёртку вы видите, начинку — нет. Я не знаю, покупаешь ли ты чебуреки, которые разогреваются в микроволновках, в этих палатках — это катастрофа! Это антисанитария, и я не знаю, какой нужно иметь желудок, чтобы потом с ума не сойти.

Когда мы начинали «На ножах», я сказал, что сначала меня будут ненавидеть, а потом поймут, что я делаю хорошую, правильную историю: учу и участников шоу, и зрителей. Наша самая большая беда в том, что мы не знаем своих прав. Получая в ресторане за свои деньги некачественную еду, ты имеешь право ударить кулаком по столу и что-то потребовать — вернуть деньги, поменять блюдо. Но многие почему-то стесняются — говорят, что им понравилось, и потом не приходят.

— Как вы успеваете совмещать все свои профессиональные занятия?

— Я не работаю уже много лет. Это мой образ жизни. Я вообще дитя по сравнению с многими моими коллегами — с тем же Олегом Ананьевым, Аркадием Новиковым или нашими крутыми олигархами. Я ещё не олигарх, но очень стремлюсь к этому. Это мой образ жизни, я этим живу. У меня хорошая команда, много учеников. Жизнь сложилась так, что я умею правильно организовывать людей.

Есть люди, которые работают со мной 10, 15, 20 лет, с тех пор, когда они ещё сами были молодыми поварами. Я всегда говорю им, что когда ты работаешь с успешным человеком, на тебя тоже переходит успех. Это и есть та лестница Иакова: мы стремимся двигаться вперёд и прожить жизнь не серую, а интересную и насыщенную. Но если ты хочешь её прожить, ты должен пахать и работать, если у тебя нет наследства от дяди в Канаде, лесоруба-миллионера. Надо тупо пахать, очень много работать, и тогда это будет приносить тебе удовольствие и радость. Деньги, которые ты зарабатываешь, ты будешь тратить на себя и получать от этого удовольствие.

Я не хочу заработать все деньги. Например, я внутри страны вообще не летаю на самолёте. За границу летаю, а внутри страны 13 лет передвигаюсь только на поезде. Во-первых, я себя не очень комфортно чувствую в самолете. Во-вторых, мне хорошо в поезде. Но самое главное — я могу позволить себе выбирать, куда поехать. Это кайф.

Помимо телевидения, я занимаюсь радио — веду рубрику на «Серебряном Дожде», пишу книги — мне нравятся книги рецептуры, являюсь лицом нескольких крупных компаний. И, самое главное, я концепт-шеф — придумываю рестораны и запускаю их. Недавно я открыл в Москве интересный маленький гастрономический ресторан на 25 посадок и строю первый в России бутик-отель на 30 номеров, который откроется в 2018 году. Это будет взрыв бомбы.

Мне нравится делать то, что не делают многие. Поэтому у меня есть такие проекты, как детский ресторан Monster Hills, который я сделал в «Авиапарке» — сумасшедший проект. Туда приезжают со всей Москвы и со всей России, в день проходит по тысяче человек. Вся еда создана именно мною и так, чтобы она была интересна: разные пальцы, глаза и тому подобное.

— Как можно получить концепцию от Константина Ивлева, и сколько это стоит?

— Мы где-нибудь сидим, пьём — и что-нибудь придумываем. Или я сам прихожу и говорю друзьям, у которых есть деньги: «Хочешь хорошо потратить и приумножить деньги?» — «Хочу». — «Давай откроем ресторан». И люди мне верят, поэтому и открываем. Я не лезу туда, где ничего не понимаю. В ресторанном и гостиничном бизнесе я всё понимаю очень хорошо.

У меня нет единой цены, но это недешёвая история. Есть контракт на стартап, на один год или на несколько. Скажем так, это стоит миллионы, а в некоторых случаях несколько десятков миллионов рублей.

Сейчас у меня в работе пять точек общепита, и все они разные. Я всё расписываю, как генерал; у меня есть интересная тетрадка, где я посвящаю один лист одному ресторану, другой — другому, и пишу те или иные идеи. Даю задачи, потому что у меня везде мои ученики, и они дают мне возможность правильно это делать. Надо правильно делегировать — не быть папочкой, который приходит и их шлёпает. Самая большая беда — в человеке, который не может принять решение. Если он может принять решение, значит, он многого добьётся в жизни. Хотя при этом могут быть — и у меня они есть — очень хорошие вторые люди, которые не хотят брать инициативу на себя, но они охренительные исполнители.

При всей моей многогранности я не занимаюсь самопиаром. Да, у меня есть странички в инстаграме и фейсбуке, но больше меня нигде нет. Иногда я делюсь там своими впечатлениями, и только. Я в первую очередь повар, мне это ближе, мне это больше нравится. А когда я начинаю прорабатывать меню и готовить, я к телефону вообще не подхожу. На меня обижаются все, начиная с мамы. Только жена с детьми понимают, что, если я нахожусь в творческом полёте, мне звонить бесполезно — я сам потом позвоню, скажу, что всё хорошо, и приеду домой.

— Привлекаете ли вы семью в свой бизнес?

— У меня очень хорошо готовит сын Матвей, которому в феврале будет 16. Хорошо и вкусно готовит жена. Офигенно готовит тёща. Сына я подтягиваю, он уже несколько лет работает со мной — снимается в программах, мы с ним издали книжку «Готовим на раз, два, три!», когда ему было ещё 11.

Автор: Ольга Беляева

Оператор: Илья Одношевин, Роман Бороздин

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Ивлев Константин

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^